Танк Клим Ворошилов (КВ) | Танк КВ | Тяжелый Танк Прорыва СССР


Танк Клим Ворошилов (КВ) — Тяжелый Танк Прорыва СССР

К середине 30-х годов борьба двух диаметрально противоположных точек зрения на развитие бронетанковой техники достигла апогея.

Командование РККА, основываясь на кавалерийском опыте гражданской войны, видело в будущем бронированного коня» и требовала от инженеров и ученых скорость и еще раз скорость, пусть даже в ущерб бронированию и вооружению.


Тяжелый танк КВ, первый серийный образец. 1940 год.

Лихим наскоком по вражеским тылам такой танк, по идеям легендарных полководцев, должен был броней и гусеницами сметать вражеские колонны и боевые порядки. Конструкторы же, напротив, видели в грядущей войне боевую машину с тяжелой пушкой и противоснарядным бронированием, справедливо полагая, что многобашенные гиганты не будут иметь успеха из-за неповоротливости и трудности управления огнем разнокалиберной артиллерии.


Опытный образец тяжелого танка КВ, 1939 год.

Конец спорам положил 9 декабря 1938 года И.В.Сталин: «Нечего из танка делать «Мюр и Мюри-лиз» (так до революции назывался «ГУМ» — универмаг на Красной площади), и тогда же ленинградское СКБ-2 при Кировском заводе под руководством Ж.Я.Котина приступила к проектированию и постройке однобашенного танка с усиленной броней под названием «КВ» (Клим Ворошилов).


КВ-1. Первый отечественный тяжелый танк, имевший однобашенную компоновку. Опытный образец выпущен в сентябре 1939 г. Серийные танки отличались наличием курсового пулемета и выпускались с башней двух типов: сварной из листов толщиной 75 мм или литой с толщиной стенок 95 мм. Пушка Л-11 была заменена 76,2 мм пушкой Ф-32, а с 1941 г. танк выпускался с 76,2 мм пушкой ЗИС-5 с боекомплектом 114 выстрелов. Броне-защита корпуса была усилена дополнительными 25-мм экранами. Толщина стенок литой башни доведена до 105 мм. Всего было выпущено около 4 800 танков КВ различных модификаций. На базе КВ-1 были созданы танки КВ-2, КВ-3, КВ-8, КВ-9 и др.

Создавая совершенно новый танк, проектировщики под руководством ведущего инженера Николая Леонидовича Духова, решили избрать для подвески ходовой части торсионы — это упрощало конструкцию и танк имел возможность двигаться даже в случае повреждения одного или нескольких катков.

Зная пожароопасность бензиновых двигателей, конструкторы-кировцы решили испробовать дизель В-2, повысив его обороты и подняв мощность до 600л.с. В этом случае двигатель мог обеспечить хорошую скорость и запас хода, вдвое превышающий дальность тяжелого пятибашенного броненосца Т-35 — около 300 км.


Опытный образец тяжелого танка КВ-2. 1940 г.

Заметим, что первое время слабо изученные и не полностью доработанные дизели доставляли немало хлопот танкостроителям. Американцы, например, так и не смогли освоить в производстве такую тонкую и высокотехнологичную деталь, как форсунка впрыска дизтоплива, и на свои танки вплоть до конца войны устанавливали карбюраторные моторы. Советские инженеры и технологи преодолели все трудности — освоили крупносерийное производство дизелей и уникальную трансмиссию с планетарным редуктором.

В целом КВ вышел короче Т-35 на 3 метра и ниже его на 72 сантиметра!


Модификация танка КВ-1 для борьбы с долговременными огневыми точками. Опытный образец танка, выпущенный в феврале 1940 г. участвовал в войне с Финляндией и отличался формой башни и отсутствием курсового пулемета. Всего изготовлено около 330 танков КВ-2.

Благодаря широкой мелкозвенчатой гусеничной цепи, давление на грунт тяжелого танка КВ удалось снизить до 0,77 кгс/м2 — оно оказалось ниже, чем у всех танков того времени, а значит, и получить прекрасную проходимость по бездорожью.

Вооружение КВ состояло из трех пулеметов и новой пушки 76,2-мм Л-11 с практической дальностью стрельбы 3600 м. Эта пушка пробивала броню толщиной до 56 мм на дистанции 500 м (на этом расстоянии велись основные танковые бои). Для сравнения можно сказать, что на строившихся в Германии в то время танках T-III и T-IV стояли 37- и 75-мм пушки, способные с той же дистанции пробивать броню всего лишь до 28 мм.

Наиболее дальновидные специалисты-вооруженцы, такие как главный конструктор артсистем В.Г.Грабин и нарком тяжелого машиностроения В.А.Малышев советовали проектировщикам оставить «запас» в башне с тем, чтобы позднее можно было без существенных изменений поставить еще более мощное орудие. Грабин даже установил для примера на Т-28 пушку калибра 85 мм и успешно испытал ее, но лихие «рубаки» — маршалы Ворошилов и Кулик, считавшие танк «скоростной бронированной тачанкой» не одобрили перспективное предложение. Ровно через 11 месяцев (!) после получения сталинского задания кировцы подготовили машину к окончательным испытаниям. Ничего подобного в мировой практике еще не было.


Тяжелый танк КВ-1, 1940 г


Тяжелый танк КВ-85, 1943 г


Тяжелый танк КВ-1, 1941 г


Тяжелая САУ КВ-14 (СУ-152), 1943 г


Тяжелый танк КВ-2, опытный вариант, 1940 г


Тяжелый танк КВ-3 (объект 222), опытный, 1941 г


Тяжелый танк КВ-2, серийный вариант, 1941 г


Тяжелый танк КВ-220, опытный вариант, 1941 г


КВ-1 с дополнительными броневыми экранами, 1941 г


Тяжелый танк КВ-9, опытный вариант, 1942 г


Тяжелый танк KB-1C, 1942 г


Pz.735(r) mit 7,5 KwK L/43 (тяжелый танк КВ-1, модернизированный в ходе ремонта в германской 22-й танковой дивизии в 1943 г.)

В сентябре 1939 года (уже началась вторая мировая война) правительственная комиссия осталась довольна показом новинок тяжелой бронетанковой техники, и особо — машиной КВ.

В США в 1971 году писали о нем: «Русские начали разработку не гигантов, а рационально тяжелого танка КВ-1. Это был полностью русский танк для массового производства. Его частично наклоненная броня, 76-мм пушка, дизельный двигатель, широкая гусеница — все это был сбалансированный компромисс сильной защиты с высокой поражающей способностью, хорошими эксплуатационными качествами в широком диапазоне атмосферных условий, хорошей проходимостью по пересеченной местности. КВ-1 — это успех русских».

Зимняя Война

30 ноября 1979 года началась советско-финская война. Это было трудное испытание для войск Ленинградского военного округа — сильно укрепленная линия Маннергейма в условиях суровой зимы.

По инициативе дирекции Кировского завода в район боевых действий были срочно направлены опытные танки СМК и КВ, проходившие испытания на подмосковном полигоне, туда же доставили и опытный двухбашенный танк Т-100.

Передовые линии противника проходили между озером Суммаярви и незамерзающим болотом Суна-суо. Финские доты на высотках были вооружены 37-мм шведскими пушками «Бофорс» и пулеметами. Перед ними стояли гранитные противотанковые надолбы.


Тяжелые танки «Клим Ворошилов» своим ходом прибывают с завода на линию фронта. Сентябрь 1941 г

Тяжелым танкам предстояло атаковать эти укрепления и овладеть высотами, служившими наблюдательными пунктами. Проверить боевые качества новых машин на исходный рубеж атаки прибыли начальник автобронетанкового управления РККА комкор Д.Г.Павлов, с ним были директор Кировского завода И.М.Зальцман и главный конструктор Ж.Я.Котин. За действиями опытных танков с выносного наблюдательного пункта наблюдали командующий Северо-Запад-ным фронтом командарм 1- ранга С.К.Тимошенко, командующий войсками ЛВО командарм 2-го ранга К.А.Мерецков и руководитель испытаний — сын наркома обороны П.К.Ворошилов.


КВ-1 с усиленным бронированием башни выдвигается на боевые позиции в окрестностях Ленинграда. Сентябрь 1941 г

После артподготовки колонна тяжелых машин, предводительствуемая СМК, двинулась вперед.

Мощные кировские танки пошли на врага, расталкивая завалы, проламывая проволочные заграждения, преодолевая рвы и ведя огонь по гранитным надолбам и амбразурам дотов.


КВ-1 с усиленной броней идет на фронт. Ленинград. Октябрь 1941 года

Финны стреляли по ним из противотанковых орудий, внутри машин стоял страшный грохот от ударов по броне, но ни единой пробоины танкисты не обнаруживали.

Экипажи еще дважды ходили в атаку — новые опытные танки были неуязвимы для огня ПТО противника.


Тяжелый танк КВ-1 образца 1941 года

Особенно удачно прошел боевые испытания танк КВ.Несмотря на то, что на его броне и гусеницах рвалось немало финских снарядов, явных поражений брони танк не имел. Правда, выстрелом противотанковой пушки был пробит ствол орудия нашей боевой машины. Кроме этого повреждения на корпусе насчитали следы 43-х попаданий снарядов. От сотрясений отсоединился топливный насос, закрепленный всего двумя болтами. В целом же танк КВ оставался вполне работоспособной машиной, а простреленную пушку в тот же день заменили новым стволом, привезенным на легковой машине с завода.


Этот единственный КВ-1, заняв позицию на шоссе у города Остров, целые сутки сдерживал продвижение немцев к Ленинграду, пока его все же не удалось подбить 88-мм зенитной пушкой


Экранированный КВ-1 с надписью «Бей фашистскую гадину» преодолевает препятствие на учебных занятиях. Снято в сентябре 1941 года

19 декабря 1939 года танк «Клим Ворошилов» был принят на вооружение Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Перед серией было улучшено крепление всех агрегатов, усилено днище, установлен пулемет в лобовом листе корпуса.

Обновленная машина получила название КВ-1.

Однако, против долговременных огневых точек из стали и бетона на линии Маннергейма, орудие Л-11 калибром 76,2мм оказалось слабовато.

СКБ-2 и АОКО (артиллерийскому опытному конструкторскому отделу) была поставлена задача вооружить КВ более мощным орудием — 152-мм гаубицей М-10.

Чтобы выполнить работу в короткий срок (вражеские укрепления все еще стояли на пути наших войск) разработчиков перевели на казарменное положение и разместили на четвертом этаже заводоуправления.

В истории танкостроения очень мало можно найти примеров установки 152-мм орудия во вращающейся башне танка, который изначально вовсе для того не предназначался. Скептиков опровергли испытания в боевой обстановке 4-х машин КВ-2.

Вот как вспоминал об этом командир КВ-2 N 2, младший лейтенант 20-й танковой бригады З.Ф.Глушак:

«Препятствия на линии Маннергейма были сделаны основательно: громадные гранитные надолбы стояли в три ряда. Чтобы проделать проход шириной 6-8 м нам понадобилось лишь пять выстрелов бетонобой-ными снарядами. Пока взламывали надолбы, противник нас непрерывно обстреливал. Дот мы быстро засекли, а затем двумя выстрелами полностью разрушили его. Когда вышли из боя, насчитали на броне 48 вмятин, но ни одной пробоины».

КВ-2 сыграли важную роль в прорыве укреплений на Карельском перешейке и тогда же были приняты на вооружение РККА (всего построено 330 таких танков до второй половины 1941 года).

Во время советско-финской войны выявилась острая необходимость не только в тяжелых танках прорыва, в таких как КВ-1 и КВ-2, но и в ремонтно-эвакуационных машинах. Такую машину на базе КВ спроектировали в 1940 году, однако командование бронетанковых войск не оценило эту машину, а ее так не хватало в первые годы войны…

Не лучше обстояло дело с подготовкой кадров для обслуживания новейших и довольно сложных в технологическом отношении танков типа КВ, да и Т-34.

Это также ставило наши танковые войска в невыгодное положение.

Узнав о том, что в войсках недостает квалифицированных инженеров, подготовленных техников, да и грамотных танкистов вообще, дирекция завода совместно с СКБ-2 и автобронетанковым управлением организовала учебу зампотехов прямо на Кировском заводе.

Несмотря на интенсивные занятия 4-х групп по 20 человек, это была капля в море, поэтому на Кировском заводе из квалифицированных специалистов создали «бюро эксплуатации», на которое возложили контроль за использованием танков КВ в войсковых частях.

Это был именно тот полноценный, осмысленный подход к использованию новой боевой техники, которого нам так не хватало перед войной…


5 октября 1942 года. КВ-1 «Чапаев» с танковым десантом

Одним из первых шагов этого органа явилась организация специальных бригад из рабочих разных профессий: водителей, вооруженцев, трансмиссионщиков, электриков, радистов. Все они прошли подготовку и выехали в войска, чтобы оказать практическую помощь техническим службам танковых частей, где имелись тяжелые танки КВ-1 и КВ-2.

Война. Блокада. Эвакуация

В день нападения фашистской Германии на Советский Союз в воскресенье 22 июня 1941 года на Кировский завод, в котором работали только цехи непрерывного производства, без всякого вызова стали приходить рабочие, инженеры, конструкторы — добровольцы на фронт. В цехах и отделах не былсУ никакой растерянности.

Рабочие сдаточного цеха крепили на платформы свежевыкрашенные танки -путь боевых машин теперь лежал прямо на позиции, в действующую армию.

На третий день войны главного конструктора Котина и директора Зальцмана вызвал к себе Сталин и приказал им немедленно лететь на Урал для организации производства КВ на Челябинском тракторном заводе, как это и предусматривалось планами на случай войны.

Конструкторы СКБ-2 все силы бросили на упрощение технологии производства своих тяжелых танков и сокращение времени их постройки.

Общественность и население Ленинграда оказывали танкостроителям огромную моральную и материальную поддержку.

Деньги на постройку жизненно необходимых для обороны города бронированных машин вносили известные деятели науки и культуры, простые жители.

Новенькие КВ с надписями на борту «От Кукры-никсов», «И.Д.Папанин», «Советский полярник» бесперебойно выходили из ворот Кировского завода, который часто обстреливался немцами после захвата ими Красного Села.

Несмотря на артналеты, производство танков нарастало. Вместо запланированных на август 180 машин завод выпустил 207 КВ-1, которые немедленно поступили на Ленинградский фронт.

К сожалению, новейшая техника (танки КВ-1, истребители, реактивные снаряды) не смогла по целому ряду причин (в том числе и бездарное военное руководство) остановить фашистское наступление.

Сталин слал Маленкову и Молотову разгромные телеграммы: «…Куда девались танки КВ? Где вы их расставили и почему нет никакого улучшения на фронте, несмотря на такое обилие танков КВ у вас? Ведь ни один фронт не имеет и половинной доли того количества КВ, какое имеется у вас на фронте.»

Так высоко оце-нивал Верховный Главнокомандующий боевые качества танков КВ, и по праву.

10 сентября 1941 года кольцо блокады вокруг Ленинграда полностью замкнулось. Обстрелы и бомбежки Кировского заводы стали регулярными и массированными — линия фронта проходила всего в семи трамвайных остановках.

Какой же надо было обладать волей к победе и как же надо любить свою родину, чтобы в таких условиях не только выполнять, а и перевыполнять план (8 танков в день). Если в течение предвоенного полугодия 1941 года было выпущено 393 танка КВ, то за три первых военных месяца — 492.

Так что же происходило с великолепными КВ на фронте, в действующей армии?

Танковый парк Красной Армии в 1940 голу насчитывал 20 074 машины разных марок. К концу 1941 года из них осталось около 1 300. Ужасающие потери у нас сначала скрывали, потом нелепо объясняли устарелостью советских танков (у немцев были и хуже), затем стыдливо замалчивали. Так проще — на ошибках учатся, а если ошибок нет, то и учиться не не надо… В 1941-1942 годах немцы имели на вооружении все те же T-III и T-IV, ни коим образом не превосходящие наши довоенные по тактико-техническим характеристикам, а если сравнивать немецкие танки с КВ и Т-34, то они откровенно выглядят слабыми.


С огромным трудом накопленные танковые резервы были бездарно растрачены в неудачных наступательных операциях под Харьковом в 1942 году

Американские эксперты по другому объясняют наши преступные потери: неправильное использование, малоопытность экипажей, нехватка офицерских кадров (сколько их было расстреляно — прошедших Хасан, Халхин-Гол, Испанию), недостаток запасных частей, слабая ремонтно-эвакуационная база. Германский генерал Мелентайн писал: «У русских экипажи танков, особенно в мехкорпусах, вряд ли вообще проходили какую-либо подготовку…»

Советские генералы также теперь вспоминают о плохой подготовке наших войск, например гене-рал-майор К.А.Малыгин пишет, что 17 июня 1941 года для батальона тяжелых танков 41-й танковой дивизии 22-го мехкор-пуса пришел эшелон с 18-ю танками КВ-2, которые никто ранее и в глаза не видел, кроме механиков-водите-лей, командированных на завод для приемки «кировцев».

После первой же бомбежки и боя дееспособным остался один (несколько застряло в болотах и просто на дорогах): «Машина напоминала израненого зверя. Броня башни исцарапана, в маске гаубицы торчат застрявшие бронебойные снаряды…»

Как бы то ни было — советская промышленность выполнила свой долг перед Родиной, не взирая ни на какие трудности. Ленинградский Кировский завод не прекратил выпуска и ремонт танков ни на сутки в самые тяжелые дни блокады. Не остановилось производство даже тогда, когда на Урал, в Челябинск, на 70-ти самолетах «Дуглас» по воздуху эвакуировали более 11 тысяч работников завода.

Уральский Танкоград

Не теряя времени на личное устройство, эвакуированные на Урал ленинградцы выгружали станки прямо на снег и тут же, в недостроеных еще цехах, на морозе, собирали танки.

День и ночь горели костры, у которых грелись рабочие и отогревали обледеневшие инструменты. «Наше дело правое — мы победим!»

Тяжелый танк КВ создавался для прорыва мощных оборонительных укреплений, предельно насыщенных противотанковыми средствами. КВ мог выдержать и единоборство с любой вражеской машиной, имея реальное превосходство в вооружении и бронировании. Грозная кировская машина была очень популярна, ее изображали на плакатах и открытках. Танкам КВ давали собственные имена, как кораблям: «Суворов», «Кутузов», «Багратион», «Челябинский комсомолец», «Московский колхозник», «Щорс»…


Новейший танк «Пантера» Т-V. Курская дуга. Июль 1943 года. Танкисты рассматривают разбитую и захваченную технику врага

Тяжелые кировские танки сыграли значительную роль в победе под Москвой. Примером могут служить боевые действия КВ лейтенанта Павла Гудзя. Под Волоколамском он вступил в бой с 18-ю вражескими танками, 10 машин было уничтожено, а заодно и 4 противотанковых орудия немцев. На броне ленинградской машины осталось 29 вмятин от гитлеровских снарядов, но это никак не сказалось на его боеготовности. Ходовые качества танка также оказались превосходными, как и неуязвимость. Все 7 танков КВ 8-го танкового полка после двухнедельных боев и последующего 200-километрового марша остались на ходу и без повреждений.


Танкисты подполковника Каневского осматривают новую материальную часть — танки КВ-1 С. 12 мая 1943 года. 6-й гвардейский танковый полк прорыва

933 танка КВ построили кировцы за первые шесть месяцев войны — в условиях обстрелов, бомбежек, блокады и эвакуации. Танк все время совершенствовался, повышалась надежность оборудования, броня усиливалась дополнительными экранами, но у противника появилось новое, более эффективное противотанковое средство — подкалиберный бронебойный снаряд к 50-мм пушкам. Это обстоятельство, плюс продолжающееся в операциях и боях неудачное применение тяжелых танков КВ с точки зрения тактики, вынудили конструкторов и, в особенности, военных разработать усовершенствованный КВ-1C (скоростной), который генерал Ротмистров назвал лучшим танком в мире 1942 года. В этом году танки КВ являлись единственными тяжелыми танками в мировом танкостроении, которые участвовали в боях — «Тигров» и «Пантер» не было и в помине. Недаром союзники очень заинтересовались кировской машиной.


«Чудо-Оружие», тяжелый танк «Тигр» Т-VI на выставке трофейной техники в парке им. Горьково в Москве. Август 1943 года

Два танка КВ-1С были отправлены за океан, где они прошли испытания на Абердинском полигоне и, несмотря на устаревшую трансмиссию, плохие воздухоочистители и небрежную мехобработку (попробовали бы они постоять у станка при 30-ти градусном морозе!), получили очень высокую оценку.

О высоких боевых качествах КВ пишут многие зарубежные авторы. На четвертый день войны, 26 июня 1941 года, три немецких дивизии, наступавшие на Ленинград, далеко оторвались вперед от своих обеспечивающих подразделений и, как записано в «Истории танковых боев», изданной в Нью-Йорке в 1972 году, все опрации по снабжению трех дивизий были прерваны на 48 часов одним танком КВ. «Броня этого танка, — пишет автор, — наклоненная и по наибольшей толщине по горизонтали была совершенно непробиваемой для всех немецких пушек, кроме 88-мм зенитной. А его 76-мм пушка препятствовала введению противником в бой более мощных, но не защищенных броней орудий. Это сопротивоение одного советского танка нарушило мобильность немецкой группировки. Немцы успешно боролись с легкими русскими танками, но когда встретились с КВ, то обнаружили, что русская 76-мм пушка поражает их самую толстую броню на видимой дистанции 1000 ярдов (914 м), а немецкие танки должны были приблизиться на дальность 200 ярдов (183 м), чтобы поражать русские танки «. Вот такое свидетельство было почерпнуто при изучении немецких архивов, хранящихся на Западе.


СУ-152, созданная на базе тяжелого танка КВ, оказалась достаточно удачной машиной, способная наверняка поражать танки Тигр и Пантера. 1944 год

В советской военной литературе встречались многочисленные факты посылки в бой необученных экипажей. Так, в 8-м механизированном корпусе, имевшем немало танков КВ, водительский состав успел получить практический стаж вождения от 3 до 5 часов. Но, несмотря на это, кировские танки КВ, благодаря непробиваемой броне, господствовали на поле боя. Воевавшие на тяжелых танках танкисты рассказывали, как они выходили из боя с многочисленными вмятинами на броне, сохраняя полную работоспособность.

Когда в 1941 году на западные границы нашей Родины обрушился хорошо подготовленный, внезапный удар многомиллионной, сконцентрированной на избранных направлениях германской армии, советские вооруженные силы, находившиеся на положении мирного времени, вынуждны были вступить в борьбу неотмоби-лизованными. Это, к сожалению, коснулось и механизированных корпусов, в которых находилась основная масса танков. Машины производства Кировского завода КВ-1 и КВ-2 с первых дней войны вступили в бой. Появление на полях сражений столь мощных танков явилось полной неожиданностью для противника. Тогдашний начальник генерального штаба сухопутных войск немецко-фашистской армии генерал-полковник Ф.Гальдер в дневниковых записях на третий день войны отметил первое полученное им известие о танках КВ: «У противника появился новый тип тяжелого танка… вес 52 т, броня 37 см (?), бортовая броня 8 см, вооружение — 152-мм пушка и три пулемета».


Самоходная установка КВ-14 (СУ-152)

Эта запись в дневнике немецкого генштабиста касается, очевидно, КВ-2. Однако толщину брони немецкие специалисты определяли, видно, на глаз и завысили. Судя по этой записи, танки Кировского завода ранее противнику не были известны. Ж.Я.Котин высказал мнение, что немецкие генералы, находясь в состоянии эйфории от успехов на Западном фронте, не хотели думать о том, что Красная Армия может оказаться хоть в чем-либо сильнее, ибо это не вязалось с их завоевательскими амбициями. Такая психология распространялась у них и в среде конструкторов, которых ориентировали на создание скоростных машин, не защищеных противоснаряд-ной броней, более пригодных для глубоких прорывов и вообще расчитанных больше на совершение внезапных операций и деморализацию пртивника, чем на противоборство с сильным соперником.

Бывший танкист старшина Ю.А.Круковский, воевавший под Ленинградом, писал: «…противотанковые пушки гитлеровцев, находившиеся в первой линии, в то время не пробивали броню нашего «кировца». Было видно, как снаряды попадают в машину и, высекая искры, рикошетируют в стороны. А КВ, словно не замечая сильного огня, степенно отыскивал цели и накрывал их из своего 76-мм орудия».

Один из действоваших под Ленинградом танков КВ получил 128 снарядных попаданий, но не был покинут экипажем, а после ремонта возвращен в строй. Известен случай, когда тяжелый танк КВ вышел победителем из боя, неся на своей броне 135 вмятин. Это был танк КВ №864 из роты старшего лейтенанта З.Г.Ко-лобанова из 1-й Краснознаменной танковой дивизии. Его танк, находиышийся в засаде под Гатчиной, 19 августа 1941 года вел огонь по колонне врага и подбил 22 машины. Как же это могло произойти? Для справки скажем, что танковая пушка КВ пробивала броню до 50 мм толщиной. На немецких же танках стояла 30- 40-мм броня. Наш КВ, защищенный 75-мм броней, был неуязвим для немецких танковых и противотанковых пушек, способных в тот период пробивать броню тоже до 50-мм, но с минимальных расстояний.


Тяжелый танк КВ-85

Неудивительно, что в изданной в 1976 году в Берлине книге «Очерки истории танка» ее авторы Г.Форстер и Н.Паульс писали: «Появление танков КВ, сам факт существования которых ускользнул от немецкой разведки, вызвал шок у немецких солдат и штабах. Из записок и книг военных танковых специалистов следует, что новые советские танки подорвали в значительной степени чувство превосходства нацистской армии».

Очень скоро все воевавшие на тяжелых танках поняли, что на своих машинах они могут уверенно идти на выстрелы не только танковых пушек, но и орудий пртивотанковой артиллерии врага. Тяжелые танки Кировского завода полюбили в войсках, по единодушному мнению большинства военачальников и танкистов танки КВ показали себя отличными боевыми машинами. «Наши КВ потрясли воображение гитлеровцев» — писал генерал-лейтенант танковых войск Н.К.Попель. Их появление в боях вызвало танкобоязнь у солдат противника. Чтобы как-то притупить это чувство, немецкое командование за каждый сожженный танк КВ солдат вермахта предоставляло трехнедельный отпуск.

Испытания новых тяжелых танков в боевой обстановке не только давали конструкторам уникальный научно-исследовательский и практический материал, но и подкрепляли их морально… Бывая на фронте, общаясь с танкистами-эксплуатационниками, проетировщи-ки многому научились, постоянно прилагая свои знания к повышению неуязвимости своих машин. Только этим обстоятельством можно объяснить то, что тяжелые танки, используемые, как правило, для прорыва оборонительных полос, несли меньшие потери, чем танки других систем. Так, в целом за войну потери тяжелых танков составили 49,5% от общей их численности, в то время как потери средних танков составили 80,3% , а легких — 79,1% .

Курская Дуга

Немцы хорошо подготовились к наступлению летом 1943 года — у них появились новые «звери» — танки «Тигр», «Пантера» и самоходная установка «Элефант». На поле боя их ждали новые уральские танк КВ-85 с 85-мм пушкой Д-5-Т и самоходная установка на базе КВ — Су-152, прозванная танкистами «зверобой». «Именно они, эти «стальные крепости», — писал Ж.Я.Котин, -первыми встретили лавину фашистских танков на курской дуге. Их почти 50-килограммовые снаряды пробивала броню «Тигров» и «Пантер», срывали с них бронированные башни.»

Советская конструкторская мысль не стояла на месте. В разгар Курской битвы в Челябинске были испытаны еще более мощные танки — глубокая модернизация танка КВ, получившая название «ИС» (Иосиф Сталин) и артсамоход на его базе — ИСУ-152.

8 августа 1943 года (только-только отгремел салют в честь победы на Курской дуге) опытные танки показывали в Кремле. После осмотра новейших боевых машин Верховный Главнокомандующий, обращаясь к окружающим, громко сказал: «На этих танках и будем заканчивать войну!»

Впереди было еще два года тяжелейших испытаний, потерь и побед.

KB-14 (СУ-152) создавали как для поддержки пехоты, так и в качестве истребителя танков. Поскольку откат у гаубицы-пушки МЛ-20 был слишком велик, орудие пришлось разместить не в башне, как у КВ-2, а в неподвижной рубке.

152-мм гаубица МЛ-20 имела начальную скорость полета снаряда 600 м/с и на дистанции 2000 м пробивала броню толщиной свыше 100 мм. Масса бронебойного снаряда этого орудия — 48,78 кг, осколочно-фугасного — 43,5 кг. Скорострельность орудия из-за использования поршневого затвора и раздельного заряжания составляла всего два выстрела в минуту. Боезапас — 20 выстрелов.

Масса самоходной установки составляла 45,5 т, скорость — 43 км/ч, запас хода по шоссе — 330 км.

Серийный выпуск СУ-152 начался 1 марта 1943 года. Первый полк самоходных установок сформировали уже в мае 1943 года.

Генерал Райгардт, командир 41-го танкового корпуса так описал первый бой с КВ: «Примерно сотня наших танков, из которых около трети было PzKpfw IV, заняли исходные позиции для нанесения контрудара. С трех сторон мы вели огонь по железным монстрам русских, но все было тщетно. Русские же, напротив, вели результативный огонь. После долгого боя нам пришлось отступить, чтобы избежать полного разгрома. Эшелонированные по фронту и в глубину, русские гиганты подходили все ближе и ближе. Один из них приблизился к нашему танку, безнадежно увязшему в болотистом пруду. Безо всякого колебания черный монстр проехался по танку и вдавил его гусеницами в грязь. В этот момент прибыла 150-мм гаубица. Пока командир артеллеристов предупреждал о приближении танков противника, орудие открыло огонь, но опять-таки безрезультатно. Один из советских танков приблизился к гаубице на 100 метров, артиллеристы открыли по нему огонь прямой наводкой и добились попадания — все равно, что молния ударила. Танк остановился. «Мы подбили его», — облегченно вздохнули артиллеристы. «Да, мы его подбили», — сказал командир гаубицы. Вдруг кто-то из расчета орудия истошно завопил: «Он опять поехал!» Действительно, танк ожил и начал приближаться к орудию. Еще минута, и блестящие металлом гусеницы русского танка словно игрушку впечатали гаубицу в землю. Расправившись с орудием, танк продолжил путь как ни в чем не бывало».

Часто гусеницы были единственным оружием КВ — боеприпасов катастрофически не хватало.

Танк КВ-85

Танки КВ-85 по сравнению со своими предшественниками конца 30-х годов отличались более законченной отделкой броневых листов корпуса и башни, более качественным литьем.

Корпус имеет увеличенный прилив под погон башни. Окраска корпуса защитного цвета. В защитный цвет окрашиваются все люки, кронштейны на моторной части, дополнительные баки, надгусеничные полки, их кронштейны. Сферическая часть установки пулемета в лобовой броне, фара и подфарник — черные. Запасные траки — черного цвета (под битум).

Башня имеет сложную конфигурацию и прилив под установку кормового пулемета. Шаровая установка пулемета — черная (вороненая). На башне белой краской наносится трехзначный или двухзначный номер. В годы войны было принято писать название танка, присвоенное в части, например: «Щорс», «Александр Невский» и др.

Опорные катки металлические, без резинового обода, окрашены в защитный цвет.

ТТХ Тяжелых Танков КВ


ТТХ тяжелых танков КВ

Оцените статью
protank.su
Adblock
detector