Танк ИС-1 — Тяжелый Танк СССР

История создания тяжелого советского танка ИС-1, — предшественника ИС-2.

В конце февраля 1943 г. в Ставке состоялось экстренное совещание, причиной которого стало применение немцами на Волховском фронте тяжелого танка Pz.VI Тигр. Кроме членов ГКО на совещании присутствовали Нарком Оборонной промышленности Д.Устинов и его заместители, Нарком боеприпасов Б.Ванников, руководство ГАУ и АБТУ, НКТП, ряд военных специалистов и ведущих работников оборонной промышленности, в том числе почти все танковые и артиллерийские ведущие конструкторы. Сообщение делал начальник артиллерии Воронов. А уже в В первых числах апреля 1943 г., когда еще не были завершены испытания пятикатковых ИС, ЧКЗ получил задание от ОГК НКТП на проектирование двух новых тяжелых танков. Согласно задания, танки должны были при сохранении существующей массы танка КВ (не более 46 т) нести более мощную броню (не менее 100 мм) и быть вооружены 85-мм танковой пушкой большой мощности (башенный погон диаметром не менее 1700 мм) и 107-мм танковой пушкой (башенный погон диаметром не менее 1850 мм).

Танки спешили сделать к летней кампании 1943 г., но на этом, казалось бы чистом пути, трудности возникали там, где их никто не ждал. Так выяснилось, что 107-мм боеприпасы были сняты с производства еще в начале 1942 г., а возобновлять его не позволяет дефицит оборудования (тем более, что вместо одного 107-мм выстрела можно было сделать не менее 2-х 85-мм, или трех-четырех 76-мм). В имевшихся же на складах запасах 107-мм выстрелов преобладали гранаты дореволюционного выпуска.

5 мая 1943 г., после очередного обсуждения проблем с танковой и противотанковой артиллерией, ГОКО выпустил новое постановление № 3289 сс, в котором устанавливались новые сроки создания артсистем для танков. Теперь для срочного перевооружения танков разрешалось ориентироваться на орудие с баллистикой 85-мм зенитной пушки обр. 1939 г.

В мае 1943 г. КБ завода № 9 НКВ под руководством Ф.Петрова предложило свой вариант 85-мм танкового орудия, «спроектированного по типу немецких танкосамоходных пушек», отличавшийся малым весом и небольшой длиной отката. Справедливости ради следует заметить, что к проектированию этого орудия лично Ф.Петров не имел почти никакого отношения, так как пушка являлась лишь немного доработанным вариантом орудия У-12, разработанного конструктором Уралмашзавода В.Сидоренко еще в конце 1941 г. Поскольку баллистика всех предложенных 85-мм танковых пушек была идентична, совместным решением НКТП и НКВ предписывалось провести сравнительные испытания эталонных танков ИС с обоими типами орудий, а также рассмотреть возможность перевооружения этими пушками серийных танков КВ-1С (приказ НКТП № 261 сс от 8 мая 1943 г.).

Первые два изготовленных эталонных танка ИС были оснащены пушками «конкурирующих фирм»: № 1 получил 85-мм пушку Д-5Т-85 конструкции ОКБ № 9, а танк № 2 — 85-мм пушку С-31 ЦАКБ, доработанную по результатам опробования макета С-18 на танке «ИС образец №3». Одновременно с этими танками испытывались также их «собратья», рожденные на базе КВ-1С — один танк нес пушку Д-5Т-85 в башне танка ИС, а другой — С-31 в штатной башне КВ-1С. Сравнительные испытания показали преимущества орудия новой конструкции Д-5Т, казенная часть которого отличалась меньшими габаритами и массой. С-31 была разработана на базе ЗИС-5 и позволяла переключиться на ее выпуск без перестройки производства. Именно орудие Д-5 было рекомендовано для вооружения танка ИС-85, как обеспечивающее более комфортные условия работы экипажа. Установку на шасси КВ башни танка ИС военные представители сочли тогда неприемлемой, так как она требовала переделки подбашенной коробки.

31 июля 1943 г. в Москву для показа И.Сталину, вместе с другими опытными образцами боевой техники, прибыли новые танки КВ-85, ИС-85 и самоходно-артиллерийская установка ИСУ-152. 8 августа 1943 г. эти танки продемонстрировали членам правительства. В осмотре кроме Сталина участвовали Малышев, Федоренко, Ворошилов, Берия, Молотов. Интересно отметить, что перед показом из опытных машин удалили все экипажи, кроме механиков-водителей, заменив отсутствующих сотрудниками госбезопасности.

Прибывшие в Кремль боевые машины вызвали живейший интерес вождя, который немедленно вознамерился взобраться на них. Это желание оказалось совершенно неожиданным для присутствовавших, из коих никто не позаботился запастись лесенкой для облегчения подъема на броню. Сталин решительно отстранил желание двух ретивых генералов, пытавшихся подсадить его, и самостоятельно завершил восхождение на самоходную установку ИСУ-152. Осмотрев ее снаружи, он поднял крышку люка и поинтересовался у находившегося в боевом отделении сотрудника госбезопасности, как у новой машины обстоит дело с вентиляцией, так как в прошедших боях были случаи отравления экипажей пороховыми газами. Сотрудник безопасности молчал, как партизан на допросе, но положение спас находчивый механик-водитель К.Егоров, доложивший, что в ИСУ-152 введен дополнительный вентилятор и проведенные стрельбы показали его эффективность. Задав еще пару малозначительных вопросов, вождь самостоятельно спустился на землю и поздравил наркома танковой промышленности с новым достижением. 4 сентября 1943 г. постановлением ГОКО № 4043сс тяжелые танки КВ-85, ИС-85 и САУ ИСУ-152 были приняты на вооружение Красной Армии и к серийному производству.

ИС-1 по своей сути являлся глубокой модернизацией предыдущей модели тяжёлого танка КВ-1с. Значительной переработке с целью усиления подверглись броневая защита и вооружение, для улучшения эксплуатационных характеристик и надёжности ИС-1 получил новую коробку перемены передач планетарного типа. Однако в своей конструкции новый танк унаследовал большое число деталей от танков КВ различных модификаций. Как и все другие советские серийные тяжёлые и средние танки того времени, ИС-1 имел классическую компоновку. Бронекорпус от носа к корме последовательно делился на отделение управления, боевое отделение и моторно-трансмиссионное отделение. Механик-водитель размещался в отделении управления, три других члена экипажа имели рабочие места в боевом отделении, которое объединяло среднюю часть бронекорпуса и башню. Там же располагались орудие, боезапас к нему и часть топливных баков. Двигатель и трансмиссия были установлены в корме машины.

Броневой корпус танка (кроме лобовой детали) сваривался из катаных броневых плит толщиной 90, 75, 60, 30 и 20 мм. Лобовая деталь обтекаемой формы с рациональными углами наклона брони являлась литой, в различных частях её толщина варьировалась от 30 до 120 мм, с остальными деталями она соединялась сваркой. Броневая защита дифференцированная, противоснарядная. Обтекаемая башня представляла собой броневую отливку сложной геометрической формы, её борта толщиной 100 мм располагались под углом к вертикали для повышения снарядостойкости. Лобовая часть башни с амбразурой для орудия, образованная пересечением четырёх сфер, отливалась отдельно и соединялась болтами с самой башней. Маска орудия представляла собой цилиндрический сегмент гнутой катаной бронеплиты и имела три отверстия — для пушки, спаренного пулемёта и прицела. Башня устанавливалась на погон диаметром 1800 мм в броневой крыше боевого отделения и фиксировалась захватами во избежание сваливания при сильном крене или опрокидывании танка. Поверхность «соприкосновения» нижнего погона башни и верхнего погона бронекорпуса была несколько утоплена в крышу боевого отделения, что исключало заклинивание башни при обстреле. Погон башни размечался в тысячных для стрельбы с закрытых позиций.

Механик-водитель располагался по центру в передней части бронекорпуса танка. По сравнению с танком КВ-1с плотная компоновка обитаемого пространства танка ИС не позволила разместить в нём пятого члена экипажа — стрелка-радиста. Его функции были распределены между командиром и механиком-водителем: первый работал с радиостанцией, а второй вёл неприцельный огонь из курсового пулемёта путём нажатия на гашетку электроспускового механизма на одном из рычагов управления. Сам курсовой пулемёт располагался справа от механика-водителя и жёстко крепился в специальном бронированном патрубке, который приваривался к лобовой бронедетали танка. Впоследствии из-за низкой эффективности неприцельного огня и ослабления лобового бронирования от курсового пулемёта и вовсе отказались.

Три члена экипажа располагались в башне: слева от орудия были рабочие места наводчика и командира танка, а справа — заряжающего. Командир машины имел литую наблюдательную башенку с толщиной вертикальной брони до 82 мм. Посадка и выход экипажа производились через люки в башне: круглый двухстворчатый люк командирской башенки и круглый одностворчатый люк заряжающего. Корпус также имел днищевой люк для аварийного покидания экипажем танка и ряд люков, лючков и технологических отверстий для погрузки боекомплекта, доступа к горловинам топливных баков, другим узлам и агрегатам машины.

Основным вооружением ИС-1 являлась танковая пушка образца 1943 года Д-5Т калибра 85 мм. Орудие монтировалось на цапфах в башне и было полностью уравновешено. Сама башня с орудием Д-5Т также являлась уравновешенной: её центр масс располагался на геометрической оси вращения. Пушка Д-5Т имела вертикальные углы наводки от −5° до +25°, при фиксированном положении башни она могла наводиться в небольшом секторе горизонтальной наводки (т. н. «ювелирная» наводка). Выстрел производился посредством электрического или ручного механического спуска.

Боекомплект орудия составлял 59 выстрелов унитарного заряжания. Выстрелы укладывались в башне и вдоль обоих бортов боевого отделения. По сравнению с широким ассортиментом боеприпасов 85-мм зенитного орудия 52-К — родоначальника пушки Д-5Т, боекомплект ИС-1 был существенно менее разнообразен.

Люк командира и рабочее место заряжающего оборудовались перископическими приборами МК-4 для наблюдения за окружающей обстановкой изнутри машины (всего 2 штуки). Командирская башенка имела пять смотровых щелей с защитными стёклами. Механик-водитель в бою вёл наблюдение через смотровой прибор с триплексом, который защищался броневой заслонкой. Этот смотровой прибор устанавливался в бронированном люке-пробке на лобовой бронеплите по продольной осевой линии машины. В спокойной обстановке этот люк-пробка мог быть выдвинут вперёд, обеспечивая механику-водителю более удобный непосредственный обзор с его рабочего места.

Для ведения огня ИС-1 оснащался двумя орудийными прицелами: телескопическим 10Т-15 для стрельбы прямой наводкой и перископическим ПТ4-15 для стрельбы с закрытых позиций. Головка перископического прицела защищалась специальным броневым колпаком. Для обеспечения возможности огня в тёмное время суток шкалы прицелов имели приборы подсветки. Кормовой пулемёт ДТ мог комплектоваться прицелом ПУ от снайперской винтовки с трёхкратным увеличением.

Моторное отделение располагалось за боевым отделением и было отделено от него перегородкой, в которой имелось два быстросъемных шибера, обеспечивавших доступ из боевого отделения к основным агрегатам силовой установки танка. В середине моторного отделения по продольной оси танка на подмоторной раме устанавливался двигатель, по обе стороны от которого по бортам располагались: справа — топливный, слева — масляный баки. Над баками размещались масляные радиаторы. В передней части моторного отделения, у моторной перегородки по бортам, были установлены воздухоочистители ВТ-5 типа «Мультициклон».


1 — броневая башня, 2 — боевое отделение, 3 — моторное отделение, 4 — броневой корпус, 5 — трансмиссия, 6 — ведущее колесо, 7 — опорный каток, 8 — поддерживающий каток, 9 — торсион, 10 — гусеничная цепь, 11 — направляющее колесо с натяжным механизмом, 12 — отделение управления.

ИС-1 оснащался четырёхтактным V-образным 12-цилиндровым дизельным двигателем В-2-ИС мощностью 520 л. с. (382 кВт). Пуск двигателя обеспечивался инерционным стартером с ручным и электрическим приводами или сжатым воздухом из двух резервуаров в боевом отделении машины. Электроприводом инерционного стартера являлся вспомогательный электродвигатель мощностью 0,88 кВт. Дизель В-2ИС комплектовался топливным насосом высокого давления НК-1 с всережимным регулятором РНК-1 и корректором подачи топлива. Для очистки поступающего в двигатель воздуха использовался фильтр типа «Мультициклон». Также в моторно-трансмиссионном отделении устанавливались подогревающие устройства для облегчения пуска двигателя в холодное время года. Они также могли быть использованы для подогрева боевого отделения машины. ИС-1 имел три топливных бака, два из которых располагались в боевом отделении, и один — в моторно-трансмиссионном. Танк также оснащался четырьмя наружными дополнительными топливными баками ёмкостью 360 л, не связанными с топливной системой двигателя.

В январе 1944 г. в Советской Армии началось формирование тяжелых танковых полков прорыва, оснащенных машинами «ИС». Формирование велось в Тесницком Танковом лагере (р-н г. Тула), при этом только небольшая часть танковых экипажей имела боевой опыт, приобретенный в боях на танках КВ и «Черчилль», большая же часть личного состава прибывала из танковых училищ, иногда проходя дополнительную подготовку на Кировском заводе. Уже при формировании этим полкам присваивалось наименование «гвардейских».

Минимальный срок сколачивания ОГв.ТТП составлял 10 суток, но обычно он был значительно больше, скажем, первые пять ОГв.ТТП (58, 8, 13, 1 и 29-й), укомплектованные танками ИС-85, занимались в Тульском ТВЛ на протяжении полутора месяцев. Это было вызвано двумя причинами. Прежде всего необходимо было качественно подготовить как личный состав, так и технику к предстоящим боям; а во-вторых — сформировать значительное количество полков, чтобы применить новые танки массированно во время готовящейся Проскуровско-Черновицкой операции.

Осуществить в полной мере задуманное нашему командованию не удалось, так как резко обострилась обстановка в районе Корсунь-Шевченковский. Здесь, после того как в первой декаде февраля войска 1 и 2-го Украинских фронтов на завершающем этапе операции до предела (35 на 22 км) сжали кольцо вокруг группировки генерала Штеммермана, немецкое командование группы армий «Юг» предприняло отчаянное контрнаступление на внешнем фронте окружения.

На выручку остатков блокированных войск устремились три немецкие танковые дивизии (17-я, «Адольф Гитлер», и 1-я) и 198-я пехотная дивизия, которые в своем составе имели свыше 200 танков. Основной удар противником наносился в направлении Лисянка — Журжинцы.

Путь танкам противника преградили подразделения и части 2-й гвардейской танковой армии, срочным порядком переброшенные в этот район из-под Винницы. В ее состав согласно распоряжения СВГК вошли два из пяти только что сформированных ОГв.ТТП (8 и 13-й ОГвТТП).

Вопреки ожиданиям, эффективность «ИС» оказалась не столь высокой. Так, 13 гв. тяжелотанковый полк прорыва (13 гв. ТТПП) 15 февраля прибыл в район ст. Фастов и Белая Церковь, имея 21 танк ИС-85. После марша полк получил задачу поддержать атаку 109 танковой бригады на дер. Лисянка. Для решения задачи командир полка выделил роту танков ИС (5 машин). К моменту вступления роты в бой последние танки Т-34 109 танковой бригады, атаковавшие Лисянку в лоб, были подбиты немецкими танками «Пантера», противотанковыми и штурмовыми орудиями. Подпустив без выстрелов подходившие в одиночестве пять танков ИС на расстояние 600-800 м, находящиеся в засаде немецкие танки и САУ открыли массированный огонь, в течение 10 минут выведя из строя все танки роты (две машины — сгорели). Каждая машина получила от 3 до 7 попаданий, большинство из которых были сквозными.

Впрочем, на следующий день дер. Лисянка была окружена и взята, в ней были захвачены брошенными 16 немецких «Пантер», а также два штурмовых орудия и два танка PzKpfw IV без горючего. Примечательно, что в Корсунь-Шевченковской операции из 42 участвовавших в боевых действиях танков ИС-85 (танки ИС-122 участия в этой операции не принимали) безвозвратно было потеряно лишь 3 машины (1 — в 8-м и 2 — в 13-м полках).

5 марта 1944 года 15 танков ИС поддерживали атаку 50 танковой бригады на Умань. Во время боя 5 танков было подбито огнем 88-мм зенитной батареи, 3 машины сломалось, а одна при переезде моста у д.Полковничье перевернулась и упала в болото вниз башней. Здесь же произошел на первый взгляд невероятный случай. Нижний лобовой лист одного ИС был пробит подкалиберным снарядом немецкого противотанкового ружья с коническим каналом ствола калибра 28/20 мм. В ходе боев к 1 мая 1944 года в полку не осталось ни одной боеспособной машины.

Первое зафиксированное боевое столкновение танков ИС с «Тиграми» произошло, видимо, 4 марта 1944 года в районе города Староконстантинов. 1 гв.ТТПП, имевший на вооружении ИС-85, вступил в бой с «Тиграми» 503 тяжелого танкового батальона. В результате перестрелки с дистанции 1500-1800 метров, происходившей в туманную погоду, один ИС был подбит, а три получили повреждения, но были восстановлены после боя. Ответным огнем ИСов у одного «Тигра» была повреждена пушка, а у другого ходовая часть. 16 марта находящиеся в засаде «Тигры» своим огнем подбили еще 4 танка ИС, два из которых сгорели вместе с экипажами. Чуть раньше, 8 марта, два ИСа со 150-200 метров были расстреляны замаскированными 75-мм штурмовыми орудиями. Один танк получил 8 попаданий, второй — 4.

Итогом этих боев явилось заключение о несоответствии вооружения нового танка и его бронирования аналогичным показателям немецких тяжелых танков. Тогда же было рекомендовано изменить форму и бронирование лобовой части корпуса и немедленно усилить вооружение танков ИС, что немало способствовало ускорению работ по ИС-122.

Оцените статью
protank.su
Adblock
detector