Разработка штурмового орудия в Германии

Разработка штурмового орудия и нового рода войск в Германии.

Разработка нового оружия поддержки пехоты осуществлялась недавно созданным 8-м (Техническим) Управлением Генерального штаба сухопутных войск. Генерал-майор Манштейн поручил выполнение этой задачи полковнику Вальтеру Моделю и майору Роттигеру, которые целиком посвятили себя работе по созданию этого оружия.

В период своей разработки штурмовое орудие было, как говорится, пасынком Главного командования сухопутных войск, которое не было по-настоящему заинтересовано в развитии этого нового вида оружия. Во время войны со стороны армейского командования и высших командиров танковых войск было предпринято несколько попыток вывести подразделения штурмовых орудий из состава артиллерии и передать их под свое непосредственное руководство. К счастью, эти попытки оказались безуспешными.

Понятно, что с самого начала работ по созданию штурмового орудия как оружия непосредственной поддержки пехоты возникла мысль о необходимости сделать этот новый род войск неотъемлемой частью организационной структуры пехотных соединений. В то время Инспекция пехоты проявляла наибольшую дальновидность и всегда признавала ценность этого оружия. Но одновременно она же обладала достаточным благоразумием для того, чтобы осознавать непреодолимые трудности, связанные с обеспечением частей штурмовой артиллерии боеприпасами и топливом, а также сложности технического обслуживания и ремонта. Это привело к тому, что Инспекция пехоты отказалась от мысли взять на себя разработку штурмового орудия.

Командование бронетанковых войск неоднократно и категорически выступало против этого нового рода войск. Его противодействие основывалось на соображениях и опасениях производственного характера, поскольку выпуск штурмовых орудий неизбежным образом негативно сказывался на производстве танков.

В данном случае самым ярым противником штурмовых орудий был Гудериан, требовавший выделения всех производственных мощностей танковой промышленности исключительно для выпуска боевых танков, несмотря на то что штурмовое орудие было значительно дешевле и его выпуск означал увеличение числа единиц бронетанковой техники в целом. Ничто не должно было мешать производству боевых танков.

Не принимался во внимание даже такой аргумент, что отказ от вращающейся башни допускал установку орудия более крупного калибра, хотя этот вопрос приобрел впоследствии огромное значение в свете дальнейшего совершенствования танков противника.

Сторонники штурмовой артиллерии во главе с Манштейном даже получили прозвище «могильщиков бронетанковых войск». Но, несмотря на это, с самого начала своего боевого применения штурмовая артиллерия зарекомендовала себя как в высшей степени эффективное средство ведения боевых действий. Оно стало основным оружием поддержки пехоты.

Первоначально против идей Манштейна выступала даже Инспекция артиллерии, причем ее сопротивление принимало порой характер гротеска. Например, руководители Инспекции в своем неприятии современных технологий зашли настолько далеко, что всерьез предлагали перевести новое оружие поддержки пехоты на конную тягу.

На этот раз Эрих Манштейн взорвался. Он разъяснял «лошадникам» тот факт, что даже в Первую мировую войну противник одержал победу благодаря использованию моторизованных частей, что подвижное оружие имеет решающее значение на полях сражений в будущих войнах и что оружие на конной тяге ни в коем случае не сможет выполнить свою задачу.

Всей силой своей личности будущий фельдмаршал смог наконец убедить Инспекцию артиллерии в ценности идеи штурмового орудия и штурмовой артиллерии, а также в первостепенной важности их разработки.

Вот так, в спорах и пререканиях относительно необходимости создания штурмовой артиллерии и о том, кому она будет подчиняться, зарождался новый вид оружия. Лед тронулся, и наступило время действовать.

На ранней стадии разработки самого штурмового орудия появилось несколько различных соображений, но в скором времени разногласия были преодолены, так как все работавшие в этой области люди сошлись на четырех основных требованиях, предъявляемых к этому оружию:

  • Достаточная огневая мощь должна была обеспечиваться 75-мм пушкой с унитарным патроном.
  • Орудие и достаточное количество боеприпасов к нему должно было устанавливаться на гусеничном шасси.
  • Расчет штурмового орудия должен быть прикрыт броней, способной защищать его по крайней мере от шрапнели и 20-мм снарядов.
  • Наконец, в качестве четвертого требования выдвигалось условие сделать машину как можно более низкой.

Первоначально предполагалось установить пушку на самоходном гусеничном шасси с броневыми листами впереди и по бокам, оставляя открытыми верх и заднюю часть. Такое предложение делало штурмовое орудие весьма уязвимым во время выхода на исходные рубежи и в течение самой атаки, и от него скоро отказались, приняв решение о сплошном бронировании корпуса машины.


75-мм пушка L/24 Sturmkanone

Переломный момент в проектировании штурмового орудия наступил после того, как удалось добиться выделения для опытно-конструкторских работ нескольких шасси танка Т-Ill. Вместо танковой надстройки с ее вращающейся башней было изготовлено неподвижное боевое отделение. Способность орудия вести круговой обстрел оказалась излишней, поскольку подразделения штурмовой артиллерии не предполагалось использовать для проведения самостоятельных операций сопровождавшихся рейдами в глубину обороны противника.

На шасси танка Т-III установили защищенную броней 75-мм пушку L/24 Sturmkanone (StuK) 37 с углом элевации 30 градусов ( от —10 до +20 ) и углами горизонтальной наводки по 12 градусов в каждую сторону (фото в начале статьи). Благодаря отсутствию вращающейся башни машина получилась значительно ниже, чем танк, а достигнутое этим снижение веса позволило усилить лобовую броню без перетяжеления носовой части. (Штурмовые орудия столкнулись с проблемой утяжеления носовой части позднее, после того как в ходе войны стволы пушек становились все более длинными.)

Немецкая Военная Артиллерия

Оцените статью
protank.su
Adblock
detector