Проект Танка Panther | Танк Panther MAN | История Танка Пантера | Средние Танки Германии

Продолжим наш рассказ об истории проектирования и разработки среднего танка Германии Pz.Kpfw V «Panther».

8 февраля 1942 года в авиакатастрофе погиб рейхсминистр вооружения и боеприпасов Ф. Тодт. На следующий день на его место Гитлер назначил А. Шпеера. Поначалу новый рейхсминистр поддерживал решения, принятые сто предшественником. Поэтому 5 марта 1942 года Шпеер писал:

«По моей рекомендации Гитлер разрешил начать подготовку к производству танков Daimler-Benz и подписанию контракта с Daimler-Benz на изготовление серии из 200 машин. Гитлер считает танк «Пантеру» от Daimler-Benz лучше «Пантеры» от MAN. Рассматривая различия в конструкции. Гитлер указывает, что в почти всех случаях преимущество было у проекта Daimler-Benz».

Это, кстати, первый документ, в котором фигурирует название новой боевой машины — танк «Пантера». Некоторые авторы пишут о том, что обозначение «Пантера» появилось еще осенью 1941 года, однако это не соответствует действительности. Скорее всего, данное название появилось нс ранее марта 1942 года и было присвоено проекту нового танка управлением вооружений. Что касается фирм MAN и Daimler-Benz, то они свои разработки обозначали индексом VK. Даже чертеж «мановской» машины. который рассматривался в мае 1942 года (об этом будет сказано чуть ниже), имел обозначение VK 30.02 (М), а индекса «Пантера» на нем не было.

Общий вид на башню серийной «Пантеры» перед установкой на шасси.

Несмотря на казалось бы окончательное решение о том, чей танк будет принят на вооружение, руководство фирмы MAN при поддержке представителей управления вооружении сухопутных войск сумело добиться от нового рейхсминистра А. Шпеера разрешения на повторное рассмотрение проектов нового танка. Ятя этого, помимо военных, привлекались и члены «танковой комиссии». Последняя (председателем был профессор Ф. Порше, а его помощниками — полковник Томале из инспекции танковых войск и профессор, доктор технических наук Е. Эберан из Высшего технического университета Дрездена), начала работу с проектами MAN и Daimler-Benz I мая 1942 года. К этому времени первая по рекомендации управления вооружений существенно переработала свой VK 30.02 (М) — машина получила новый корпус с наклонным расположением бронелистов. а также «рейнметалловскую» башню с 75-мм орудием. Что касается Daimler-Benz, то считая принятие на вооружение своего танка лишь вопросом времени, фирма уже вела подготовку к сборке двух первых прототипов VK 30.01 (D).

Бронекорпус танка «Пантера» был очень дорогим и требовал квалифицированные рабочие кадры.

При сравнении проектов комиссия исходила из двух основных пунктов. Армии потребуется много новых танков рассматриваемого типа не позднее лета 1943 года. Поэтому первым требованием являлась возможность начать массовое производство не позднее декабря 1942 года. Комиссия считала. что это требование перевесит все остальные. Кроме того, армия требовала боевую машину, которая по своим боевым характеристикам превосходила бы советские танки по всем основным параметрам.

В ходе рассмотрения проектов VK 30.02 (М) и VK 30.01 (D) выяснилось, что оба они удовлетворяли тактико-техническим требованиям по маневренности, включая большой запас хода на скорости 40 км/ч (по дорогам с твердым покрытием) и максимальной скорости 55 км/ч. Но планируемая удельная мощность в 22 л.с. на тонну массы не была достигнута ни в одном проекте.

При этом проект MAN имел емкость топливных баков 750 литров, тогда как Daimler-Benz — только 550 литров. В результате, «мановская» машина имела больший запас хода.

В обоих танках использовалась одна и та же 75-мм пушка фирмы Rheinmetall с одинаковым боекомплектом. Однако Daimler-Benz не смогла и изготовить к указанному времени башню своей разработки. Кроме того, для установки пушки в эту башню требовалось внести в конструкцию орудия ряда изменений (в частности, изменить размещение противооткатных приспособлений). Инженеры MAN для своей машины использовали готовую башню фирмы Rheinmetall. Несмотря на то что «даймлеровская» башня оказалась более технологичной, чем «рейнметалловская», она имела диаметр погона на 50 мм меньше последней. Все это. вместе с рядом других недостатков (например, ненадежная зашита орудийного прицела), привело к тому, что комиссия отвергла проект башни Daimler-Benz. А так как «рейнметалловская» башня имела больший диаметр погона, се нельзя было установить на корпус Daimler-Benz без изменений. При таком раскладе у «даймлеровской» машины возникали проблемы с установкой вооружения.

Бронекорпуса обеих машин в целом удовлетворяли предъявляемым требованиям по толщине и углам наклона бронелистов. При этом заднее расположение трансмиссии у Daimler-Benz обеспечиваю лучшие условия работы механику-водителю и радисту.

Оба проекта имели ходовую часть с шахматным расположением восьми опорных катков большого диаметра на каждый борт. Скорости движения, под которые разрабатываюсь эти машины, в совокупности с их заданной массой, просто не оставляли другого выбора для конструкции ходовой части. Компания MAN установила опорные катки с независимой подвеской на качающихся балансирах, тогда как Daimler-Benz использовала попарно уравновешивающие друг друга катки, которые, в свою очередь. монтировались на балансире. В качестве упругого элемента для «мановских» опорных катков использовались сдвоенные торсионы. спроектированные доктором технических наук Лером. Что касается проекта Daimler-Benz, то в нем для передней и задней пары опорных катков использовалась короткая качающаяся листовая рессора, а подвеска двух средних пар осуществлялась на длинной листовой рессоре.

Вид изнутри на башню серийной Panther Ausf. D

Применение торсионов в подвеске MAN потребовало использования амортизаторов, которые устанавливались внутри корпуса на втором и седьмом балансирах опорных катков. Планировалось использовать амортизаторы НТ 90 фирмы Hemscheidt, которые уже использовались на танке «Тигр».

Значительным преимуществом подвески MAN был большой ход балансира опорных катков — 510 мм — при минимальных нагрузках на саму систему подвески. А упругость двойных торсионов обеспечивала более высокую плавность движения по пересеченной местности, уменьшала износ резиновых бандажей опорных катков и амортизаторов, а также снижала нагрузку на всю ходовую часть.

Для снижения возможности поломки торсионов использовались ограничители поворота балансиров (отбойники) на первом, втором и седьмом опорных катках. Кроме того, торсионы, расположенные внутри корпуса танка, были менее уязвимы на поле боя, чем расположенные снаружи рессоры проекта Daimler-Benz.

Однако с точки зрения технического обслуживания и ремонта конструкция ходовой части «даймлеровской» машины имела ряд преимуществ. Прежде всего, она была похожа на то. что уже имелось в войсках (например, танки Pz.IV), рессоры легко заменялись и обслуживались, а все работы на ходовой части можно было выполнять снаружи корпуса и непосредственно на июле боя в условиях ограниченных возможностей. Но имелась и «ложка дегтя» — замена центральной листовой рессоры требовала снятия всех опорных катков.

Что касается подвески MAN на двойных торсионах, то помимо того, что в войсках не было никакого опыта работы с подобной конструкцией, требовалась большая аккуратность и точность при установке и снятии торсионов. Оказалось. что это еще более сложная задача, чем замена центральной листовой рессоры проекта Daimler-Benz. Тем не менее подвеска с двумя торсионами на каждый батан-сир быта признана комиссией более удачной для использования на танке при выполнении следующих условий: во-первых, снижения вероятности поломки торсионов до минимума, и во-вторых, сокращении времени, необходимого для замены торсиона.

Танк «Panther»: вид изнутри на место механика-водителя (слева) и радиста-стрелка (справа).

Несмотря на одинаковую ширину машин, танк Daimler-Benz имел корпус на 100 мм, а гусеницы — на 120 мм уже, чем у машины MAN из-за внешнего расположения листовых рессор и балансиров. Конструкция «даймлеровской» ходовой части привела к большему расчетному давлению на грунт — 0.847 кг/см2 по сравнению с 0.694 кг/см2 у MAN. что было близко к этому показателю у советского танка Т-34 — 0.67 кг/см2.

При сравнении двух конструкций разгорелись дебаты по поводу преимуществ переднего расположения ведущих колес гусеничного хода по сравнению с задним. При этом отмечалось, что в прошедших военных кампаниях ни немецкие танковые операции, ни танковые операции противника не выявили никаких значительных преимуществ или недостатков того или иного типа привода, которые смогли бы изменить принятую в то время для немецких танков схему с передним расположением ведущих колес.

В ходе обсуждения комиссия отметила следующие преимущества и недостатки переднего и заднего приводов. У танка фирмы MAN (передний привод):

  • непосредственная работа с коробкой передач;
  • непосредственная работа с механизмами управления;
  • регулировка тормозов поворота возможна изнутри машины;
  • возможность установки входных люков в крыше корпуса над местами механика-водителя и стрелка-радиста, что обеспечивало более легкую эвакуацию из машины;
  • передний привод оказался более эффективным в грязи и снежной «каше» с точки зрения «очистки траков с открытыми шарнирами. когда ведущая звездочка своими зубьями входит в траки»;

У танка фирмы Daimler-Benz (задний привод):

  • отсутствие в отделениях управления и боевом отделении тепла, шума и запахов, вызываемых работой трансмиссии и тормозов;
  • более комфортное и удобное размещение рабочих мест механика-водителя и стрелка-радиста;
  • более эффективное использование пространства в боевом отделении;
  • меньшая общая высота машины.

Исходя из представленных материалов. объем боевого отделения проекта MAN составлял 7,26 м в то время как у Daimler-Benz -6.43 м\ При этом последний быт ниже «мановского» танка на 195 мм.

Однако изучение доку ментов показало. что при определении габаритов боевого отделения конструкторы MAN не учитывали место.

Необходимое дня торсионной подвески. которая занимала всю длину и ширину машины. Более того, не был учтен цилиндрический кожух того же диаметра, что и тормоза поворота, а также место для приводов, трансмиссии и кожуха ведущего вата (250 х 250 мм), идущего через всю машину от трансмиссии до моторного отделения, а также подбашенный поворотный полик, располагавшийся над ведущим валом и приводом башни. Все эти особенности неизбежно влекли за собой увеличение высоты танка. Кроме того, при более точном подсчете выяснилось, что фактический объем боевого отделения «мановского» танка меньше, чем у машины Daimler-Benz.

Оба проекта предполагали установку двигателя Maybach HL 230 мощностью 700 л.с. Он обеспечивал удельную мощность 20 л.с. на тонну массы, но не соответствовал требованию военных — не менее 22 л.с. на тонну.

В проекте Daimler-Benz радиаторы размещались слева и справа от двигателя вдоль бортов, а охлаждающий воздух выбрасывался через решетку в крыше моторного отделения за двигателем. Комиссия отмечала, что в результате этого «двигатель оставался подверженным запылению, как в предыдущих образцах танков».

Собранная Пантера во дворе фирмы MAN. Февраль 1943 года.

В свою очередь MAN расположила вертикальные радиаторы (по два с каждой стороны) по обеим сторонам от двигателя, установленного в специальном водонепроницаемом полностью изолированном отсеке. При этом поступающий для охлаждения воздух не имел доступа к двигателю, охлаждая непосредственно радиаторы. Таким образом, конструкция MAN имела перед Daimler-Benz преимущество с точки зрения защиты двигателя от загрязнения. Кроме того, такая конструкция позволяла при преодолении водных преград производить охлаждение водой, попадавшей в радиаторные отсеки, не боясь при этом «залить» двигатель. В качестве приводов к охлаждающим радиаторам MAN предусмотрела клиноременный привод от конических передач с приводными валами, a Daimler-Benz выбрала прямой привод для одного вентилятора и клиноременную передачу с тремя ремнями для другого.

Следует сказать, что к моменту рассмотрения обоих проектов «танковой комиссией» двигатель Maybach HL. 230 сушествовал только в опытных образцах. Не было в наличии и нужного числе дизелей воздушного охлаждения, испытание которых велось в то время на фирме Daimler-Benz. Что касается трансмиссии, то ни в проекте MAN, ни в проекте Daimler-Benz она не удовлетворяла предъявляемым требованиям, в первую очередь по легкости обслуживания и надежности в работе. Использование заднего расположения коробки перемены передач потребовало от фирмы Daimler-Benz тщательной проработки системы управляющих тяг. Однако представленная конструкция вызвала нарекания комиссии, которая сочла ее довольно сложной.

В обеих машинах предполагалось использовать полностью синхронизированную коробку передач ZF и рулевое управление так называемой системы «фрикцион-тормоз» (аналогичная использовалась на танках Pz.III и Pz.IV). Хотя эта система не была идеальным решением. она обеспечивала войска проверенной и знакомой трансмиссией. Но в то же время обе фирмы заявили о том. что ведется работа над более совершенными трансмиссиями для нового танка.

Так, Daimler-Benz в кооперации с фирмой Onlinghaus разрабатывала коробку передач, в которой использовался многодисковый фрикцион для передачи крутящего момента. Несмотря на то что этот тип коробки передач обеспечивал достаточное плавное переключение скоростей, да и ее конструкция была не очень сложной, о быстрой постановке ее на производство речь не шла. Дело в том. что эта коробка еще не прошла достаточного объема испытаний (она использовалась только на небольших маневровых дизельных локомотивах), да и большие габаритные размеры затрудняли ее монтаж в танке. Кроме того, компания MAN заявила о том, что она рассматривает возможность использования коробки перемены передач Maybach-OLVAR, которая позднее использовалась на танках «Тигр».

Большую проблему у обеих фирм вызвала разработка бортовых тормозов, так как еще не было опыта проектирования боевых машин такой массы и с такими высокими скоростными характеристиками. Вариант, предложенный инженерами MAN, требовал больших усилий от механика-водителя, да к тому же не удовлетворял военных по тепловым режимам работы. Предложение использовать аналогичную конструкцию, применяемую на танке «Тигр», также оказалось неприемлемым. Дело в том, что представители промышленности сообщили, что для изготовления данных узлов и агрегатов в количествах, необходимых для крупномасштабного производства новых танков, не хватает станков и другого оборудования.

По заданным тактико-техническим требованиям запас топлива нового танка должен был обеспечивать возможность веления пятичасовых боевых действий. Первоначальные расчеты дали цифру расхода горючего 240 литров в час. Однако позже это значение было уменьшено после проведения необходимых экспериментальных данных, полученных на испытательном полигоне в Куммерсдорфс (8 литров на тонну массы машины на 100 км при движении по шоссе и 11 литров при движении по умеренно пересеченной местности с использованием бензина с октановым числом 74). Учитывая то обстоятельство, что емкость бензобаков проекта MAN составляла 750 литров, a Daimler-Benz -550 литров, «мановская» машина имела преимущество перед «даймлеровской» по запасу хода: 270 км по шоссе (против 195 км) и 195 км (против 140 км) по пересеченной местности.

Одним из тактико-технических требований, выдвинутых военными при проектировании новой боевой машины, нанялось возможность форсирования водных преград по дну. Для обеспечения этого компания Daimler-Benz предусмотрела в своем проекте возможность герметизации всех люков и крышек на корпуса и башне, а также закрывание снаружи специальны-ми клапанами отверстий для забора и выброса охлаждающего двигатель воздуха. После того как танк преодолена! водную преграду, эти клапаны нужно было открыть изнутри танка. При таких условиях двигатель «даймлеровской» машины во время движения под водой не охлаждался. Проведенные расчеты и испытания показали, что при подобной герметизации двигатель сможет работать не более десяти минут.

Готовый танк «Пантера» во дворе фирмы MAN, вид справа.

В отличие от проекта Daimler-Benz на «мановской» машине радиаторы никак не герметизировались. Непосредственно перед форсированием водной преграды по дну с места механика-водителя отключался привод вентиляторов, и радиаторы во время движения охлаждались водой, попадавшей в радиаторные отсеки. Таким образом, танк проекта MAN мог двигаться под водой неограниченное время.

С точки зрения технологичности производства и расхода материалов ни один проект не имел каких-то особенных преимуществ перед другим: расчетное время, необходимое для изготовления одного шасси Daimler-Benz, составляло 1063 рабочих часа, а для шасси MAN -1078.5 часа (без учета времени, необходимого для изготовления башни и ее установки на шасси).

На момент рассмотрения проектов «танковой комиссией» считалось, что станочное оборудование, которое в то время использовалось при производстве Pz.lll. можно будет использовать и для выпуска любого из двух проектов Daimler-Benz или MAN. Требовались лишь новые станки для расточки отверстий в корпусах для крепления башенного погона. В своем комментарии к проекту танка фирма MAN, например. сообщала о том. что в ее распоряжении имеется десять специальных вертикальных сверлильных станков для расточки отверстий под погоны башен. Однако впоследствии оказалось, что организация производства «Пантер» требует значительных изменений станочного парка и пересмотра всей технологии.

Второго мая 1942 года «танковая комиссия». собравшаяся в здании Главного командования сухопутных войск в Берлине, озвучила свое решение:

Комиссия, оценивавшая проекты танка «Пантера», представленные компаниями Daimler-Benz AG и Maschinenfabric Augsburg-Numberg AG (MAN), в результате заседаний I, 5. 6 и 7 мая. единогласно отдает предпочтение проекту компании MAN в варианте с восемью опорными катками шахматного расположения и двойной торсионной подвеской, полностью синхронизированной коробкой передач ZF и системой управления «фрикцион-тормоз», и рекомендует принять на вооружение танковых войск данным типом танка».

13 мая 1942 года это решение было представлено Гитлеру, который все еще склонялся в пользу проекта Daimler-Benz. Тем не менее он прекрасно осознавал, что ни при каких обстоятельствах две машины одного типа не смогут производиться параллельно. Он согласился изучить изложенные выводы и рекомендации «танковой комиссии» ночью, и объявить свое решение на следующий день через своего адъютанта майора Энгеля.

Утром 14 мая 1942 года Энгель сообщил. что Гитлер согласился с решением комиссии, и что в серию пойдет «Пантера» компании MAN. Вместе с тем Гитлер потребовал увеличить толщину верхнего лобовою листа корпуса до 80 мм и изучить возможность установки механизма поворота фирмы Kolbcn-Danck, подобного тому, что стоял на танке Рz.38(t).

15 мая 1942 года полковник Фнх-тнер сообщил но телефону руководству MAN о решении Гитлера принять на вооружение «мановскую» машину, а 20 мая 1942 рейхсминистр Л. Шпеер приказал фирме Daimler-Benz прекратить дальнейшие работы над проектом своей машины. Что касается двух прототипов, сборка которых уже велась, то их следовало достроить и испытать на них дизельный двигатель MB 507.

Представители фирмы Daimler-Benz не хотели сдаваться без боя. 3 июня 1942 года на совете директоров обсуждались причины неудачи и возможные альтернативные решения:

Наш проект был отвергнут «танковой комиссией», и вместо него к серийному производству рекомендовали танк фирмы MAN. К этому времени проект MAN был серьезно доработан, причем изменению подверглись, прежде всего, те моменты, в которых преимущество первоначально было у нашего танка.

Сначала все эксперты склонялись в пользу нашего проекта, даже Гитлер нас поддерживал. Однако комиссия Томале и Эберана выступила против нашего танка, приведя следующие основные аргументы:

  • Двойная торсионная подвеска лучше подвески с листовыми рессорами;
  • Дизельных двигателей MB 507 нет в серийном производстве;
  • Наш проект требует разработки башни, тогда как для машины MAN башня уже существует…

Новенькие «Пантеры» во дворе фирмы MAN готовятся к отправке на фронт. Июнь 1943 года.

Сейчас наша фирма ведет изготовление двух прототипов, которые будут готовы в июне — июле 1942 года, и после переработки конструкции башни наш танк окажется готовым к серийному производству. Вот тогда мы сможем продемонстрировать все преимущества нашей машины.

Но возможности доказать преимущества своей машины у «даймлеровских» инженеров не оказалось. Еще 19 мая 1942 года у рейхсминистра А. Шпеера прошло совещание. посвященное организации производства нового танка, которому было присвоено обозначение Pz.Kpfw.V «Panther» («Пантера»), а в соответствии с системой сквозных армейских обозначений боевых машин вермахта — Sd.Kfz.171. Позже, приказом от 27 февраля 1944 года, вводилось обозначение «Пантера» без указания армейского обозначения.

Оцените статью
protank.su
Adblock
detector