Газотурбинный Двигатель Танка Т-80 | Танки России | Бронетехника России

tank_t_80_21-7848389
Газотурбинный Двигатель Танка Т-80

Среди разнообразных отраслей машиностроения, особенно военного, есть отрасль, которая наиболее тесно связана с передним краем науки, — это авиация. Именно там первыми зарождались и реализовывались самые смелые технические идеи XX века, там родились и стали развиваться такие важные для машиностроения направления, как высокая техническая культура и высочайшая надежность в сочетании с новаторством. Извечная «борьба с весом» в авиастроении приводила к поискам новых технологий и применению новых материалов. За очень короткий промежуток времени самолетостроение шагнуло далеко вперед, с ним не может сравниться никакая другая отрасль машиностроения. И произошло это во многом благодаря успехам в технологии, материаловедении, аэродинамике, теплопередаче, повлекших за собой развитие целых разделов физики. В авиастроении, как нигде, остро чувствовалось стремление человека раскрыть возможности техники под известным лозунгом: «Выше, быстрее, дальше!» И не удивительно, что самолетостроители были первыми в поиске и применении новых типов двигателей, являющихся сердцем любой машины.

Мощность двигателя, его вес, габариты, расход горюче-смазочных материалов и другие параметры предопределяют и скорость, и запас хода, а это, в свою очередь, определяет дальность полета в авиации. Известно, что самолетостроители первыми широко и смело применили поршневой двигатель внутреннего сгорания. Они же начали интенсивное его совершенствование. Этот двигатель оставался основным до середины 40-х годов прошлого века, а потом, как это часто бывает, он же стал тормозом дальнейшего развития авиации. В поисках нового, более совершенного мотора, легкого и надежного, более мощного и долговечного, авиаторы перешли на газовую турбину. В процессе ознакомления с этим типом двигателей кировские конструкторы пришли к выводу, что для того, чтобы сделать качественный скачок в танкостроении, необходим именно газотурбинный двигатель, ставший в конце концов единственным конкурентом дизеля.

Итак, в основе силовой установки на танке Т-80 вместо привычного дизеля был установлен газотурбинный двигатель, и это обстоятельство выделяет его среди других машин. Нужна была техническая смелость, чтобы сделать тот первый, решительный шаг — осмысленный, обоснованный, — за которым прослеживался бы дальнейший путь долгой жизни машины. Надо было увидеть перспективы и последствия. И этот шаг создателями танка Т-80 был сделан. Но следует сказать, что такой двигатель не совсем уж новое дело в транспортном машиностроении.

Известно, что первую газовую турбину в России применили на одном из катеров российского флота в 1899 г. В последующем ГТД использовались на судах и электростанциях в качестве приводов электрогенераторов. Тем не менее, в наземном транспорте их использовали редко и весьма неохотно. Что же касается танков, то имеются свидетельства того, как главный конструктор Кировского завода, работая в годы Великой Отечественной войны в Челябинске, изучал возможность и целесообразность применения газовой турбины на танке. Кстати, там было немало инженеров турбинного производства Кировского завода. Есть данные о том, что мысли о применении газовой турбины в танке высказывал известный турбинист А.М.Люлька, будущий академик, которого знают и помнят на Кировском заводе, ибо здесь он начинал свою научно-производственную карьеру. По понятным причинам в годы войны разработать газотурбинную силовую установку для танка не удалось: слишком новым и малоизученным было тогда это дело.

Вторично к этой идее кировские танкостроители вернулись уже после войны в более благоприятной обстановке. В те годы, по инициативе Главного бронетанкового управления Министерства Обороны СССР, Кировскому заводу, а точнее — СКБ турбинного производства (главный конструктор А. X. Старостенко) была поручена разработка проекта газотурбинного двигателя для тяжелого танка. Такой проект вскоре был выполнен.

В 50-х гг. ряд работ, связанных с исследованием проблем применения газотурбинных двигателей, провел ВНИИ-100, так тогда назывался ВНИИ Трансмаш, первым директором которого был главный конструктор Кировского завода Ж. Я. Котин.Испытания на ходовых макетах с ГТД на базе гусеничного тягача, танков Т-55 и Т-64, проведенные специалистами ВНИИ Трансмаш в шестидесятых годах, позволили зафиксировать особенности работы силовой установки, подтвердили высокие тягово-динамические, пусковые характеристики, но одновременно на испытаниях проявилась недостаточная топливная экономичность. В 1955 г. на Кировском заводе по заданию Главного бронетанкового управления под руководством конструктора Г. А. Оглоблина вновь начались работы по созданию газотурбинных двигателей для тяжелых танков. В процессе разработки впервые в стране были изготовлены в металле два опытных образца для тяжелого танка. Одновременно проектировался и сам тяжелый танк под кировский газотурбинный двигатель — объект 278. Но, в связи с рядом возникших проблем, работы затягивались.

Кировские турбостроители, работавшие ранее над судовыми механизмами, не имели опыта проектирования танковых моторных установок. Словом, к установленному сроку двигатель до конца так и не собрали, и даже не все узлы были отработаны на агрегатных стендах. А тут еще высшее руководство страны решило, что все задачи обороны могут быть решены ракетами, и в переплавку пошли не только тяжелые танки. В результате все проектные работы были свернуты, но некоторый опыт по созданию танка с ГТД кировские конструкторы получили. В то время, в 50-х годах, первые опыты установки ГТД на танках ставили не только на Кировском заводе в Ленинграде. О получении задания к работе над проектами танков с ГТД имеется свидетельство главного конструктора Нижнетагильского Уралвагонзавода Л. Н. Карцева В своих воспоминаниях он называет точную дату — 31 января 1956г., когда заместитель председателя Совета Министров СССР В. А. Малышев пригласил на совещание руководителей танковых конструкторских бюро — Ж. Я. Котина, A.А. Морозова, П. П. Исакова, Л. Н. Карцева, а также конструкторов дизельных танковых двигателей И. Я. Трашутина и Е. И. Артемьева.

В ходе совещания В. А.Малышев спросил, кто занимается созданием газовой турбины для танка. Вопрос для многих оказался неожиданным. Конструктор-дизелист Е.И. Артемьев тут же заметил, что возможности дизеля еще не исчерпаны, есть много путей его совершенствования и не стоит пока от него отказываться. На это В. А.Малышев заметил: «Я недавно прочитал статью, в которой написано, что через 20 лет турбина вытеснит на транспорте поршневые двигатели…» Нижнетагильский танк с вертолетным ГТД конструкции B.А.Глушенкова (Омское КБ) был построен, испытан и на первых порах показал обнадеживающие результаты.

Активно участвовавший в тех давних работах ленинградский конструктор А.Н.Попов, вспоминая о работах своих коллег, заметил: «В Харькове и Нижнем Тагиле поступили просто: взяли почти без переделок вертолетный ГТД-ЗЛ, приспособили к нему системы танка, собрали в 1963 г. опытные образцы, провели испытания с отрицательным результатом и, занятые более важными, с их точки зрения, заданиями, дальнейшую работу по ГТД прекратили…»

О первых попытках установить газотурбинные двигатели на танках писал и другой автор — Ю.П.Костенко, старейший работник танкостроения. Он утверждал, что увеличение расхода топлива по сравнению с дизелем отпугивало военных. По их мнению, «топливная прожорливость» лишала ГТД всех его преимуществ. Военные специалисты обычно высказывались так: «Пусть промышленность сделает ГТД, который будет иметь расход топлива, как у дизеля или хотя бы близкий к нему, тогда мы будем за установку такого ГТД в танке». Забегая вперед, отметим, что уже есть газотурбинные двигатели, которые не только не уступают дизелю по экономичности, но и превосходят его.

Весной 1967 года секретарь ЦК КПСС Устинов Д.Ф. позвонил главному конструктору Котину Ж.Я. и сказал: «Генерал! Я взял “шашку” и твой танк “зарубил”, на нём нет газотурбинного двигателя и полуавтомата наведения ракеты». Это было серьёзным ударом для коллектива и главного конструктора, так как имелся в виду разрабатывающийся в это время танк с ракетной установкой и дизелем.

К этому времени полным ходом шла подготовка к серийному производству танка Т-64 на Харьковском заводе им. Малышева. Это была поистине передовая машина того времени с экипажем из 3 человек и автоматом заряжания. На нем ставился новый двухтактный дизельный двигатель, мощностью 700 л.с. И судьба распорядилась так, что Кировский завод получил задание готовить серийное производство этого танка.

Однако, эксплуатация в войсках танка Т-64 шла плохо, в основном, из-за ненадёжной работы двигателя и ходовой части. Одновременно в Нижнем Тагиле шла проработка будущего танка Т-72 с двигателем типа В-2, форсированного до 780 л.с. Теперь в КБ-3 Кировского завода интенсивно искали решение по применению для танка силовой установки с газотурбинным двигателем. К этому времени главный конструктор Котин был переведён в Москву и стал заместителем министра Оборонной промышленности.

Однако, работы по установке ГТД не прекращались, они развернулись ещё шире и, в основном, в инициативном порядке. А в плановом Советском Союзе, где всё делалось по указке сверху, это было очень сложно. Помогали Д. Ф. Устинов и П. В. Дементьев — тогдашний министр авиационной промышленности.

Оставался главный вопрос — кто возьмется разработать газотурбинный двигатель для танка? Конечно, это должен был быть авиатор. Но никто из известных конструкторов авиационной промышленности не хотел за это браться. Рассматривались кандидатуры Н. Д. Кузнецова, А. М. Люльки, С. П. Изотова и другие. Министр П. В. Дементьев пошёл на своеобразную хитрость: перед коллегией, на которой решался этот вопрос, он договорился с С.П. Изотовым, что, при оказании ему всемерной помощи, тот возьмётся за разработку ГТД для танка, даже если остальные известные светила авиационного двигателестроения откажутся. У руководителей партии и правительства того времени был «нюх» на талантливых людей. С. П. Изотов — создатель двигателей для самолётов и вертолётов, талантливый конструктор и разносторонний человек, дал согласие. С этого времени началась титаническая работа по созданию настоящего транспортного танкового газотурбинного двигателя.

К чести Сергея Петровича, он не оставил авиацию и в дальнейшем со своим коллективом создал прекрасный авиационный двигатель для истребителя МИГ-29. Интересное воспоминание приводит проработавший многие годы в КБ руководителем одного из отделов Ю.П. Яковенко: «Мне известно, что родился он в поселке Синельниково в Днепропетровской области на Украине. По его рассказам, родился он Зотовым, но по ошибке местных чиновников фамилию его отца Петра Зотова стали писать «Изотов». Именно под такой фамилией жил и работал большой души человек, беззаветно служивший своей Родине. Замечательной чертой С. П. Изотова было то, что он никогда не отвергал чужое мнение, только после тщательного и всестороннего рассмотрения принимал решение. Не всегда оно совпадало с мнением других конструкторов, но почти всегда находились компромиссные варианты. При этом не возникало никаких конфликтов, он был совершенно терпимым человеком.

В самых, казалось бы, безвыходных ситуациях он умел разрядить обстановку шуткой, анекдотом или рассказом на отвлеченную тему, и после этого работа успешно продолжалась.

Изотов, как конструктор, обладал изумительным техническим чутьем и необыкновенной прозорливостью. Был он очень чутким к людям, к своим подчиненным, никогда зря не обижал сотрудников, умел отблагодарить коллектив, когда задача была успешно решена.

Мне приходилось встречаться с ним, когда он был болен, в неслужебной обстановке дома и на даче, и даже в больнице, где он также занимался работой. К сожалению, судьба распорядилась так, что на 66 году жизни сердце его остановилось. Людей, подобных С. П. Изотову, по праву можно считать авторами нашего замечательного танка Т-80.

После ряда согласований между министерствами было принято решение поручить КБ Кировского завода разработать машину с ГТД мощностью 1000 л.с.

Все работы по созданию двигателя поручались ОКБ Ленинградского научно-производственного объединения имени В. Я. Климова.

Работы по созданию танка с газотурбинной силовой установкой пошли полным ходом. С этого времени два главных конструктора — танкист Н. С. Попов и двигателист С. П. Изотов — совместно искали и находили пути решения массы технических проблем, встававших одна за другой на их тернистом и малоизведанном пути. В процессе этой работы образовались творческие бригады по направлениям из специалистов Ленинградского НПО имени В. Я. Климова и КБ-3 Кировского завода, ВНИИ Трансмаша, а также широко привлекавшихся различных институтов и заводов. Их совместные усилия привели к появлению 16 апреля 1968 г. постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР, предписывающего вести работы над танком с газотурбинной силовой установкой. С этого момента началась история танка Т-80.

Оцените статью
protank.su
Adblock
detector