741-я и 742-я отдельные батареи

741-я и 742-я отдельные батареи штурмовых орудий Германии.

В конце 1942 г. генерал-полковник Дитль обратился к Главному командованию сухопутных войск с просьбой о выделении для его армейской группы Лапландия*** некоторого количества штурмовых орудий. Генерал-полковник слышал много хорошего о поразительных успехах штурмовой артиллерии в России и хотел заполучить несколько подразделений штурмовой артиллерии в свою армиию. Эта пожелание встретило положительный отклик, но при этом было поставлено условие, заключавшееся в том, что подразделения штурмовой артиллерии должны были комплектоваться исключительно солдатами из подчиненных ему частей. В январе 1943 г. в частях Дитля приступили к проведению набора добровольцев для прохождения службы в штурмовой артиллерии и отправке их в Ютеборг в течение весны.

Обучением будущих артиллеристов занимался старший преподаватель курсов капитан Петер Небель. Летом 1943 г. из них сформировали две отдельные батареи штурмовых орудий, которые получили номера 741 и 742. Командиром 742-й батареи был назначен обер-лейтенант Клейбольд. Все остальные офицеры обеих батарей были австрийцами.

Этим же летом обе батареи были отправлены морем из Готенхафена в финский порт Улео, откуда походным маршем в Куусамо (зона базированная Лапландской армии в южном секторе), преодолев 500 километров, вышли к своему месту дислокации. Штурмовые орудия поступили в распоряжение командира 18-го горного корпуса и расположились в районе Ло-ухи, в тылах корпуса, возле линии железной дороги Ленинград — Мурманск.

17 июля 1943 г. батареи были проинспектированы генерал-полковником Дитлем. Командующий немецкими войсками на Крайнем Севере был рад получить штурмовые орудия, выслушал соответствующие пояснения и даже лично забрался в одну боевую машину.

Поскольку, кроме участия в нескольких операциях по ликвидации советских диверсионных групп, эти батареи участия в боях не принимали, было принято решение вернуть их в Германию. После совещания с полковником Хофманном гауптманн Бауэр, командующий обеими батареями, дал распоряжение о переброске батарей из Северной Финляндии, где они, по его словам, как «пятое колесо в телеге». Из Улео их перебросили по железной дороге в Турку. 3 октября они были погружены на транспорт и перевезены в Данциг.

Личный состав батарей оставался в Данциге до 11 октября, после чего артиллеристы 742-й батареи были отправлены в Тур (Франция), в Штаб комплектования войск «Запад». Там ее личный состав служил пополнением для реформируемых и вновь создаваемых частей штурмовой артиллерии. А 741-я батарея переброшена в Вильнюс, где была придана недавно сформированной 18-й артиллерийской дивизии генерала Тохольте. Эта дивизия, первое в своем роде соединение в немецкой армии, предназначалась для применения на оперативном уровне с целью срыва массированных атак противника.

Отвечавший за управление артиллерийским огнем офицер располагался в бронированной машине, внешне напоминавшей танк, откуда он вел наблюдение за целями и передавал по радио необходимые для стрельбы данные. Предполагалось, что поскольку эта машина имела вместо пушки всего лишь макет, то ей надо было предоставлять сопровождение в виде одного взвода штурмовых орудий. В свою очередь, машина командира взвода оснащалась 30-ваттным средневолновым радиопередатчиком, с тем чтобы в крайнем случае он мог взять управление огнем на себя.

Проведенные в районе Вильнюса учения показали, что использование такой тактики было вполне возможным, однако на практике она никогда не применялась.

3 декабря 18-я артиллерийская дивизия получила приказ об отправке на фронт. Штурмовые орудия были перевезены через Ковель и Бердичев в Казатин, где 7 декабря были выгружены и отправлены походным маршем в Белую Церковь. До 23 декабря там было спокойно.

На следующий день, после того как бронетанковые части Красной Армии прорвали линию фронта в полосе обороны 25-й танковой дивизии, разыгралась подлинная трагедия. Танки противника ворвались в расположение частей 18-й артиллерийской дивизии и практически раздавили их. 25 декабря 741-я батарея оказалась в окружении. Вместе с пехотным батальоном и зенитным дивизионом она отражала танковые атаки. Потеряв одно штурмовое орудие, она уничтожила несколько Т-34. 30 декабря был убит командир батареи капитан Бауэр. Его заменил лейтенант Векерлейн, который в этот же день был ранен в своей подбитой машине. Его наводчик был убит на месте.

Лейтенанту Дорфельду удалось вывести остававшиеся штурмовые орудия, которые заняли оборону на северной окраине села Пиковец. Вместе с ними находилось три самоходных 150-мм гаубицы Hummel и несколько самоходок Wespe, оснащенных 105-мм гаубицами.

30 декабря эти орудия отбили массированную атаку русской кавалерии, нанеся противнику тяжелые потери. Постепенно отступление набирало обороты, подобно накатывающейся лавине. Атаки противника были столь упорными, что русские отбрасывались, когда дело было близко к рукопашной.

Когда батарея отмечала наступающий Новый год, внезапно ее артиллеристы услышали рокот моторов и грохот траков приближающихся русских танков. Т-34 шли через деревню под покровом ночи и открыли огонь из всех стволов. Мгновения спустя хаос усилился, так как открыли огонь штурмовые орудия, гаубицы Hummel и самоходки Wespe.

Унтер-офицер Крюгер увидел вражеский Т-34 прямо по курсу своей самоходки. Он был так близко, что по нему невозможно было промахнуться. Один выстрел — и танковая башня отлетела в сторону. Спустя несколько минут командный пункт батальона полыхнул ярким пламенем, но противник был отброшен, после того как еще несколько танков было подбито огнем штурмовых орудий. Пламя, даваемое подбитыми машинами, осветило этот ночной кошмар.

В продолжавшихся боях штурмовые орудия сражались против танков противника, сдерживая их натиск в районе Прилук. 24 января в сражении приняли участие немецкие пикирующие бомбардировщики, оказавшие наземным войскам существенную помощь. Затем последовало отступление через Буг. Под тяжестью одного из 24-тонных штурмовых орудий рухнул наведенный саперами мост, но экипаж удалось спасти. В марте 1944 г. после перехода через Днестр в Могилеве-Подольском батарея походным маршем прошла через Буковину и достигла города Черновцы.

29 марта батарея получила приказ пробиваться в направлении на Каменец-Подольский навстречу окруженной 1-й танковой армии. На своем пути артиллеристы обнаружили многокилометровую транспортную колонну, которая была полностью уничтожена русскими танками.

Батарея продвигалась вместе с «блуждающим котлом», в котором находились войска под командованием генерала Вальтера Неринга. В течение трех дней артиллеристы батареи страдали от плохой, снежной погоды. Снабжение окруженных частей осуществлялось по воздуху самолетами Ju-52, доставлявшими самое необходимое. Батарея теряла самоходки одну за одной. В пасхальное воскресенье 9 апреля, непосредственно перед выходом из окружения, батарея потеряла два своих последних орудия от огня противотанковых ружей противника. Так как эти машины имели полный боекомплект, то они взорвались. Три артиллериста были убиты, а пятеро получили тяжелые ранения. Среди погибших оказался и лейтенант Векерлейн.

С 11 по 18 апреля остатки техники батареи использовались в качестве корпусного резерва, после чего их пришлось бросить. Личный состав 741-й отдельной батареи штурмовых орудий был отправлен на отдых. Через Сандомир и Бреслау артиллеристы к празднику Троицы добрались до Саарбрюккена.

Надо сказать, что переформирование батареи проходило весьма небрежно. Она была переброшена в Нормандию и использовалась там совместно с 394-й бригадой штурмовых орудий в качестве ее резерва, так как своих боевых машин она не имела. 19 июня 1944 г. батарея была расформирована, а ее личный состав, скорее всего, влился в 394-ю бригаду. (См. соответствующий раздел, посвященный 394-й бригаде штурмовых орудий.)

Немецкая Военная Артиллерия

Оцените статью
protank.su
Adblock
detector