666-я отдельная батарея

666-я отдельная батареи штурмовых орудий Германии.

Эта часть (как 5-я отдельная часть штурмовой артиллерии) начала формироваться в мае 1940 г. в Цинне на базе 6-го учебного артиллерийского полка под командованием майора Штейн-копфа. Эмблемой батареи стали три переплетенные в венок цифры «шесть». Командиром части был назначен обер-лейтенант Мюллер, который 13 июля 1940 г. доложил о приведении батареи в состояние боевой готовности. Через три недели батарея была переброшена через Роттердам в Гент (Бельгия). В течение нескольких часов эшелон с батареей стоял в Роттердаме, после чего она была переброшена в Гент через Брюссель. Батарея была выгружена в Генте 1 августа 1940 г. Там батарея была придана 2-му артиллерийскому полку (майор Дреслер) 17-й пехотной дивизии генерала Лоха. С пехотными полками 17-й дивизии батарея в течение нескольких недель проводила учения в ходе подготовки к операции «Морской лев». Погрузка на десантные суда и высадка на берег отрабатывались в Остенде и Дюнкерке. После окончания тренировок 666-я батарея была готова к участию в операции «Морской лев».

Потом батарея была переведена в Дуай (Douai) с началом зимних учебных занятий. Там она была объединена с 659-й и 660-й батареями. Эти батареи временно были объединены в одно соединение и приданы 600-му дивизиону штурмовых орудий. С окончанием зимнего периода обучения 27 февраля 1941 г. в г. Аррас батарея приступила к погрузке на ж. д. платформы и передислокации в Морунген (Восточная Пруссия) через Любек, Штеттин и Эльбинг. В Морунгене батарея была расквартирована. А 14 апреля 1941 г. она была придана 206-й пехотной дивизии, вместе с которой проводила учения в районе Ариса (Arys).

6 июня батарею вывели из состава 206-й пехотной дивизии и за два ночных марша перебросили в Брассен (Brassen), где располагался 2-й армейский корпус. Там ее передали 32-й пехотной дивизии, а 18 июня батарея прибыла в Эйхкамп, в 6 километрах от границы с Советским Союзом, и была приведена в состояние высшей боевой готовности.

Вечером 21 июня обер-лейтенант Мюллер зачитал обращение фюрера к солдатам Восточной армии и боевой приказ. Настроение солдат, подавленное длинными месяцами неясности, значительно улучшилось. В 3.20 следующего дня вместе с 94-м полком 32-й пехотной дивизии 666-я батарея штурмовых орудий пересекла литовскую границу, с трудом передвигаясь через болотистую местность. Застрявшие орудия вытаскивались с помощью 18-тонных тягачей. К 10 часам утра 2-й и 3-й огневые взводы вступили в свое первое сражение. После короткого огневого боя штурмовые орудия сломили сопротивление противника, располагавшегося на полевых позициях и в деревенских домах, и к 22.00 вышли на шоссе Вилкавишкис — Мариамполь. Незадолго до полуночи 2-й взвод обнаружил артиллерийскую батарею противника в полосе наступления 12-й пехотной дивизии. По собственной инициативе, без пехотного прикрытия, он продвинулся вперед и, сломив упорное сопротивление, уничтожил советскую гаубичную батарею.

В полдень следующего дня батарея пересекла реку Сасап (Sasupe). К вечеру следующего дня батарея прошла через Бубурайки (Buburaiki) и оторвалась от своей пехоты на 26 километров, и ее пришлось отозвать назад приказом штаба дивизии. 24 июня 1-й огневой взвод отбил атаку противника на правом фланге. Через день батарея вышла к реке Мемель, где находилась в состоянии боеготовности, дожидаясь завершения сооружения 20-тонного моста. Однако построенные в полосе 32-й пехотной дивизии мосты могли выдерживать нагрузку не более 16 тонн, и батарее пришлось проделать кружной путь длиной в 80 километров, чтобы переправиться через Неман в Каунасе. Части 32-й пехотной дивизии переправились через свой собственный мост.

К 28 июня 3-й огневой взвод, шедший в авангарде наступающих подразделений 32-й пехотной дивизии, уничтожил 40 советских танков, 4 артиллерийских орудия и один бронеавтомобиль. Таким образом, 3-й взвод создал хороший задел для дальнейшего продвижения передовых частей. Около полудня этого же дня 1-й взвод под командованием лейтенанта Хольцмана захватил Вислию (Wislia). Здесь враг организовал хорошие оборонительные позиции, но лейтенант Хольцман грамотными действиями своего огневого взвода захватил Зосле (Zosle). 2-й и 3-й огневые взводы немедленно последовали за его подразделением.

В тот же день советские войска нанесли контрудар и захватили немецкую батарею тяжелых гаубиц. Действуя как танки, без пехотного прикрытия, штурмовые орудия вступили в бой и отбили эту батарею у противника, нанеся ему тяжелые потери. Было захвачено 80 грузовиков и уничтожена батарея из четырех орудий. В последующей атаке 666-я батарея совместно с пехотой оттеснила остатки советских войск в район, который обстреливался дальнобойными орудиями противника, где они и были уничтожены.

2 июля наступление продолжалось, но понесенные потери заставили свести уцелевшие боевые машины в два взвода, высвободив, правда, один бронетранспортер для командира батареи.

К 6 июля батарея продвинулась до Краславы через Минданаи (Mindunai), Видзе (Widze) и Замозже (Zamosze), где штурмовые орудия переправились через Западную Двину на пароме. На рассвете 9 июля батарея заняла исходные позиции в лесном массиве к западу от Сарженки (Sarjenka) и после артиллерийской подготовки пошла в атаку через Сарженку на один из участков «Линии Сталина» — полосы укреплений вдоль старой советской границы, где в 200—300 метрах к востоку от реки залегла немецкая пехота.

Под сильным огнем противника унтер-офицер Пан-ханс обнаружил брод глубиной не более 90 сантиметров, по которому штурмовые орудия вышли на противоположный берег. Они атаковали вражеские позиции, продвигаясь параллельно фронту наступления, уничтожая на своем пути все встречавшиеся им очаги сопротивления. После этого пошла в атаку пехота, которой удалось закрепиться на отбитой у противника территории и создать плацдарм.

Батарея пошла дальше на Латиково, где противник попытался контратаковать из леса силами двух стрелковых рот, но был отбит огнем орудий 1 -го взвода, которые нанесли противнику тяжелые потери. 11 июля батарея получила приказ, согласно которому она передавалась 121-й пехотной дивизии. Действуя совместно с передовыми частями этой дивизии, 666-я батарея штурмовых орудий захватила два моста через ложбину у деревни Заходча и пошла дальше. Действуя уже без поддержки пехоты, артиллеристы уничтожили два противотанковых и одно полевое орудие. На следующий день разгорелся ожесточенный бой, в ходе которого противник при поддержке артиллерии попытался отбить эти мосты. Русские хорошо окопались среди домов и лесопосадок Видуссова (Wydussovo). Одна машина получила прямое попадание трехдюймового снаряда, который, к счастью, застрял в броне. В конце концов войска противника были рассеяны.

19 июля батарея была передана 407-му пехотному полку и совместно с ним в 14.00 повела атаку на село Красное. 1 -й огневой взвод лейтенанта Шульце-Штратхауза и 2-й взвод обер-лейтенанта Гензике ворвались на хорошо укрепленные позиции противника и уничтожили несколько орудий, в том числе противотанковых. Немецкие штурмовые орудия продвигались по лесу под тяжелым огнем вражеской противотанковой артиллерии. Русские оказали невероятно упорное сопротивление и вечером пошли в контратаку, которую удалось отбить. В этом бою батарея понесла свою первую потерю, когда был убит командир орудия вахмистр Розенбаум. 20 июля при отражении очередной атаки противника погиб ефрейтор Кляйнханс, а обер-ефрейтор Ван Фреден был тяжело ранен.

К концу дня 20 июля наблюдался интенсивный огонь советских снайперов, засевших в лесу восточнее высоты 207. Все же немецкой пехоте удалось подавить последние очаги сопротивления противника и продвинуться дальше на восток.

24 июля 666-я батарея была придана передовой корпусной группе «Холм», которая начала продвижение к Локне.

После боя за Юхнов 26 июля приказом командира корпуса батарею передали 89-му пехотному полку 12-й дивизии. Совместно с передовыми подразделениями этого полка батарея 27 июля вышла к уцелевшему мосту через Ловать и вечером того же дня заняла Чернецкое.

На следующий день имело место столкновение с батальоном противника, который был рассеян. 31 июля батарее было приказано воспрепятствовать отходу советских войск из города Холм на восток. Преодолев упорное сопротивление окопанной в деревне Сольцы (Soljzy) пехоты противника, пытавшейся остановить штурмовые орудия ручными гранатами и бутылками с зажигательной смесью, артиллеристы продвинулись до деревни Бобовна к югу от дороги, ведущей на восток от Холма. Русские попытались отбить Сольцы рано утром 1 августа. В предрассветной тьме батарея не смогла эффективно драться с противником, и деревня была захвачена. Унтер-офицер Дальбуддинг (Dalbudding) был смертельно ранен.

2 и 3 августа немецкие позиции находились под сильным артиллерийским огнем, и расчетам пришлось укрываться в окопах и под днищами своих машин.

5 августа батарея получила приказ армейского командования о передислокации в район к западу от озера Ильмень. Это означало, что батарее нужно преодолеть путь в 380 км. 10 августа после трудного, сопровождавшегося поломками машин, многокилометрового походного марша в батарее оставалось только три пригодных к бою штурмовых орудия. Для восстановления боеспособности части ей был передан один огневой взвод 659-й батареи под командованием лейтенанта Билефельда. Он стал 1 -м взводом батареи.

10 августа батарея вышла к исходным рубежам в расположение немецких пехотных подразделений на правом берегу реки Мшага. Здесь 8-й авиакорпус провел мощную бомбардировку русских позиций на западном берегу реки. В тот же день батарея переправилась на ее восточный берег по спешно наведенному 20-тонному мосту. На следующий день, во время форсирования Ко-ростыни, происходили незначительные столкновения с противником. Обер-ефрейтор Вебер сбил из пулемета русский истребитель во время воздушной атаки противника и был награжден за это Железным Крестом.

Затем последовало выдвижение к Шимску, где она поддерживала атаки 45-го пехотного полка вдоль западного берега реки Шелонь и вдоль шоссе на Новгород. К сожалению, батарея не имела возможности оказать непосредственную поддержку в боях за сам Новгород ввиду отсутствия пригодных мостов. В это время взвод лейтенанта Билефельда был возвращен 659-й батарее.

Началось наступление на Чудово. 19 августа начался очень тяжелый бой, продолжавшийся до вечера следующего дня. Было уничтожено большое количество укреплений и опорных пунктов противника. Унтер-офицер Хельмчен был убит в этом бою. 21 августа немцам пришлось отбивать атаки советских войск, которым удалось прорваться ночью. После этого сопротивление противника ослабло, и батарея стала готовиться к новым боям.

1-й и 2-й взводы были приданы 18-й моторизованной дивизии для наступления по обеим сторонам Ленинградского шоссе, а 3-й взвод передан 21 -й пехотной дивизии для атаки на Волхов. 25 августа был уничтожен вражеский танк на западной границе Померании. В течение нескольких последующих дней штурмовые орудия успешно участвовали в сражениях, а 28 августа по приказу вышестоящего командования были отправлены в распоряжение 2-го армейского корпуса в Холм.

Из-за плохих, иногда просто катастрофических дорожных условий 666-я батарея смогла добраться до Холма только к полудню 9 сентября. На следующий день она была придана 12-й пехотной дивизии. 6 сентября обер-ефрейтор Харлоф сбил из пулемета русский истребитель.

Сентябрь прошел относительно спокойно. 9 октября 1941 г. 12-я пехотная дивизия начала наступление в юго-восточном направлении к озеру Селигер. Два взвода батареи поддерживали атаку на левом фланге 48-го полка, в то время как 1 -й взвод шел вместе с передовыми подразделениями 27-го полка. Эта атака было нацелена на южную часть Городка.

2-й взвод, к которому позднее присоединилось штурмовое орудие командира батареи Мюллера, вел бой в лесу. Было уничтожено несколько дзотов. Во время атаки машина Мюллера подорвалась на мине и вышла из строя с поврежденной ходовой частью. Вскоре после этого еще одно штурмовое орудие было полностью уничтожено взрывом фугаса возле завала из деревьев. На следующий день на мине подорвалась третья машина.

Батарея пробивалась вперед с переменным успехом. В 7.15 17 октября началась атака на Крутики. Артиллеристы получили приказ поддержать 3-й батальон 27-го пехотного полка, подавляя орудийные позиции и огневые точки. В атаку пошел 1 -й взвод, за которым следовала машина командира батареи. Бронетранспортер 1 -го взвода наскочил на мину и был сильно поврежден. Вслед за ним подорвалось штурмовое орудие командира батареи. Во время атаки 2-го взвода подорвался на мине и был полностью уничтожен транспортер боеприпасов. Атака захлебнулась. Противник открыл артиллерийский огонь по оставшимся машинам, и они вынуждены были отойти за Крутики. Поскольку немецкая пехота также отступила, то поврежденные машины остались на поле боя.

После того как 18 октября на мине подорвалось еще одно штурмовое орудие, Мюллер предложил командиру дивизии вывести батарею с остававшимися тремя машинами из этого основательно заминированного района боевых действий. 18 ноября обер-лейтенант Альфред Мюллер, образцовый командир 666-й батареи, был переведен в Ютеборг во 2-й (моторизованный) учебный артиллерийский полк. 20 ноября на его место был назначен обер-лейтенант Гензике.

В конце декабря 1941 г. батарея была переведена в Дно к западу от Старой Руссы, которая в январе — феврале 1942 г. оказалась в эпицентре ожесточенных сражений. Бои велись как в районе, расположенном к югу от Ильменя, так и на льду самого озера. Температура упала до минус сорока. Не заводились моторы боевых машин, и замерзали затворы артиллерийских орудий. С началом операции по деблокированию немецких войск, окруженных в Демянском котле, 666-я батарея штурмовых орудий прошла 20 километров по замерзшей реке Полисть, а затем повернула на восток к шоссе Старая Русса — Холм. Там она закрепилась на рубеже, с которого можно было наступать дальше по направлению к Демянску. Противник задействовал в этом районе большое количество установок реактивной артиллерии. Активно действовали и русские снайперы. Снайперской пулей был тяжело ранен лейтенант Хольцман.

На преодоление с боями 10 км пути через лесистую местность ушло больше недели. Пехота понесла тяжелые потери. На краю леса была взята деревня и оборудованы позиции, с которых наступление стало развиваться по обеим сторонам дороги на Демянск.

На второй день Пасхи батарея была введена в бой совместно с танковым батальоном. Атака захлебнулась в оборонительных позициях русских войск. Из семи штурмовых орудий пять было выведено из строя. Из 28 членов экипажей 22 были или убиты, или ранены. Среди раненых оказался и командир батареи обер-лейтенант Гензике. Во время отхода, проводившегося уже в темноте, головное орудие свалилось с моста. Погибли два члена экипажа.

Батарея была отведена в Дно для отдыха и доукомплектования. Новым командиром был назначен обер-лейтенант Линке. В мае 1942 г. батарея была снова введена в сражение, получив задачу форсировать Ловать и продвигаться в район Демянска для установления связи с окруженными частями 2-го армейского корпуса. Два штурмовых орудия подорвались на минах. Ранения получили обер-лейтенант Линке и вахмистр Шелер. Командование батареей взял на себя один из командиров взводов лейтенант Наузе.

666-я батарея прорвалась в Демянский котел, где она вошла в состав 184-го дивизиона штурмовых орудий в качестве 1-й батареи, потеряв таким образом свой статус отдельной войсковой части. Командиром стал обер-лейтенант Фойерхерд.

После этого она совместно с различными частями участвовала в оборонительных боях на Валдайской возвышенности. В июне 1942 г. шли тяжелые бои на подходах к высоте 303. Некоторые артиллеристы использовались на передовой в качестве солдат пехоты. Фойерхерд и Наузе были убиты, и командиром стал обер-лейтенант Беме, который вскоре был тяжело ранен. Также погиб унтер-офицер Воле.

Командование взял на себя оставшийся неизвестным лейтенант, который вел артиллеристов в бой во время контратак в районе Белого Бора, где два штурмовых орудия смогли пробиться к окруженному опорному пункту немцев. Одна машина провалилась в болото, и, так как далее удерживать опорный пункт не представлялось возможности, ее пришлось взорвать. Вместе со спасенным батальоном пехоты артиллеристы с боем вырвались из окружения.

В сентябре командиром батареи был назначен обер-лейтенант Бишоф, который прежде занимал должность адъютанта командира дивизиона. Он командовал батареей в течение тяжелых оборонительных боев восточнее Земены (Zemena). Во время одной контратаки все штурмовые орудия батареи увязли в болоте, и их удалось вытащить только к ночи благодаря самоотверженным усилиям экипажей и прикрывавшей их пехоты.

В ноябре батарея вновь участвовала в тяжелых оборонительных боях восточнее и западнее Земены. Снежные заносы и засыпанные снегом воронки от бомб и снарядов сильно затрудняли действия штурмовой артиллерии. Погибли унтер-офицеры Волькмар и Николаи. К Рождеству в 184-м дивизионе штурмовых орудий оставалось всего лишь две исправные боевые машины, которым удалось отбить одну танковую атаку русских. Одна из них, оснащенная короткоствольной пушкой, входила в состав 1-й (ранее 666-й) батареи, а другая, имевшая орудие с длинным стволом, принадлежала 2-й батарее. Расчет короткоствольного штурмового орудия уничтожил при отражении атаки восемь танков противника, причем некоторые из них поражались с дистанции всего лишь 20 метров. Штурмовое орудие с длинноствольной пушкой из 2-й батареи было уничтожено в этом бою. К 31 декабря расчет этого знаменитого штурмового орудия 1 -й батареи участвовал в 42 боевых операциях, как дневных, так и ночных. 31 декабря ему на смену пришел запасной расчет, а через 24 часа машина получила прямое попадание снаряда, выпущенного из танка Т-34, и взорвалась. Погибли все четыре артиллериста.

В феврале 1943 г. командир 184-го дивизиона штурмовых орудий майор Фишер попрощался с прославленной батареей, которая подлежала расформированию и была отправлена в Ютеборг. Большинство из 80 уцелевших артиллеристов составили костяк формировавшегося в то время в Цинне 912-го дивизиона штурмовых орудий.

Оцените статью
protank.su
Adblock
detector