660-я отдельная батарея

660-я отдельная батареи штурмовых орудий Германии.

Эта батарея была сформирована в начале апреля 1940 г. в городке Цинна неподалеку от Ютеборга и стала третьей по счету независимой частью в штатах штурмовой артиллерии. Командиром был назначен обер-лейтенант Толькмитт, незадолго до этого прибывший в 7-й учебный артиллерийский полк. Командирами взводов и орудий стали лейтенанты Хайнц, Ботчер, Кайзер и Перкхун.

Ввиду нехватки кадров командиру батареи и ее офицерам пришлось преодолеть немало трудностей, прежде чем эта часть превратилась в полноценную боевую единицу. В составе:

  • 6 штурмовых орудий
  • 3 полугусеничные командирские машины
  • легкобронированный подвозчик боеприпасов

К 11 мая 1940 г. батарея завершила погрузку в Ютеборге и отправилась по железной дороге в Люксембург. Через три дня она прибыла в Насонвиль к северу от Седана.

В последующие дни артиллеристы получили боевое крещение, поддерживая огнем переправлявшуюся через Маас 3-ю пехотную дивизию. Продвигаясь вдоль реки, шесть орудий батареи подавляли вражеские огневые точки на противоположном берегу и ставили завесы с помощью дымовых снарядов для маскировки переправляющихся на десантных катерах войск.

Пехота 3-й пехотной дивизии быстро убедилась в боевых возможностях штурмовой артиллерии. Они оценили полезность нового рода войск.

Командир пехотного батальона, получивший за переправу через Маас Рыцарский Крест, позднее писал: «Мы бы не смогли форсировать эту реку и подавить оборону противника без имевшей решающее значение поддержки со стороны штурмовых орудий».

Уже в этих первых сражениях командиры огневых взводов игнорировали наставления по применению штурмовых орудий, забираясь в боевые машины и выполняя свою задачу как в качестве командиров подразделений, так и в качестве командиров орудий.

16 мая батарея была придана 16-й танковой дивизии. Первый бой пришлось вести ночью без предварительной разведки и без поддержки со стороны пехоты. После сражений в районе Херсона (Hirson) и Бохейна (Bohein) штурмовые орудия были расположены в авангарде 8-й танковой дивизии. Затем штурмовым орудням было приказано вместе с танками пробиваться к Ла-Маншу. Французские танки, которые пытались контратаковать, уничтожались, и батарея пока не имела потерь.

Направление главного удара проходило через Сент-Квентин (St. Quentin). Обойдя Камбре, батарея вышла к каналу Ла Бассе, где она была придана одной из дивизий СС, отбивавшей атаки англичан. Штурмовые орудия своим огнем отбросили противника, отчаянно защищавшего Баллейские (Bailleul) высоты, назад и 28 мая вышли к Хазеброку, где в этот же день вступили в тяжелые бои.

Засевшие в корпусах промышленного комплекса англичане оказали упорное сопротивление, но в конце концов отступили. Следует отметить, что в этих боях командиры пехотных частей просили присылать им именно штурмовые орудия, а не танки действовавшей там же 8-й танковой дивизии.

В течение нескольких дней затишья артиллеристы приводили в порядок свою вышедшую из строя технику. Бронетранспортеры на базе танка Т-1, применявшиеся для подвоза боеприпасов, были признаны бесполезными, и от их использования отказались. Затем в короткий срок, получив запасы, батарея была переброшена в район Ретеля, где она была придана 6-й танковой дивизии, входившей в состав танковой группы генерала Гудериана, для последующего наступления к реке Энн.

Атака началась 9 июня, а в ночь с 10 на 11 июня было осуществлено форсирование реки Энн и Арденнского канала. В этот период батарея понесла свои первые потери от огня французских 25-мм противотанковых пушек, чьи снаряды пробивали броню штурмовых орудий. Командир взвода лейтенант Кайзер был смертельно ранен как раз в тот момент, когда он пытался, передвигаясь пешком, установить расположение такой пушки, чтобы подавить ее огнем своего орудия.

Наступление на юг развивалось успешно. С 14 по 19 июня батарея вела непрерывные бои, потеряв при этом две боевые машины от огня противотанковой артиллерии.

Батарея продолжала движение к Эпиналю, форсировав канал Рейн — Марна и саму Марну в г. Дизьер. Эпиналь был взят 19 июня, после чего батарея была выведена в резерв, где и оставалась до тех пор, пока в ночь с 22 на 23 июня звон церковных колоколов не провозгласил подписание перемирия.

660-я батарея штурмовых орудий была переведена в Версаль для участия в предполагавшемся параде войск в Париже по случаю окончания войны. Однако война не закончилась, и батарея была переброшена обратно, в район Дювилля. Лейтенанты Селл, Барклай и Кох прибыли в расположение батареи для замены лейтенанта Кайзера и лейтенанта Ботчера, который получил ранение в прошедших боях. Батарею стали готовить к операции «Морской лев», в которой она должна была находиться среди подразделений первой волны. Погрузка на десантные суда отрабатывалась в Гааге и Роттердаме, где обнаружилось, что погрузка штурмовых орудий являлась делом исключительно трудным.

О десантной операции ничего не было слышно, и батарею передислоцировали в окрестности Лилля. Там она временно придавалась 600-му дивизиону штурмовых орудий. К этому подразделению также были приданы 669-я и 666-я батареи штурмовых орудий. В 1941 г., на первой неделе Великого поста, батарею неожиданно отправили по железной дороге через Гамбург в Морун-ген (Восточная Пруссия).

Утром 22 июня она пересекла русскую границу и после мелких стычек с отступавшими войсками противника начала продвижение через Ковно на Лугу через Каунас, Даугавпилс и Псков. Сражение на Лужском оборонительном рубеже сразу же приняло ожесточенный характер, и русские были отброшены с немалыми потерями.

Тем временем советские войска нанесли контрудар в районе Старой Руссы с целью предотвратить блокирование Ленинграда. Батарея была задействована в оборонительных боях и в последующих контратаках для ликвидации прорыва, которые дались с тяжелыми потерями.

Сразу после этого батарея походным маршем направилась к Ржеву. В то время как штурмовые орудия добрались до Калинина, машины снабжения застряли на перегруженных дорогах. Батарея вышла на подступы к Калинину, где штурмовые орудия использовались поодиночке в качестве прикрытия. Такая тактика, противоречившая всем уставным положениям, была вынужденной и вызывалась исключительно критической обстановкой, сложившейся зимой 1941/42 г. на Восточном фронте. Немецкие войска начали отход. Атакующие русские танки уничтожались огнем штурмовых орудий, которые и сами несли тяжелые потери. В бою штурмовое орудие лейтенанта Тачински на полной скорости столкнулось с Т-34 на шоссе. Лейтенант приказал экипажу покинуть машину. После того как атакующие советские танки были уничтожены, люки русских танков были открыты. Экипажи, находившиеся в железных коробках, ожидали смерти каждую секунду. Однако смерть в этот день обошла их стороной.

В декабре 1941 г. обер-лейтенант Толькмитт был освобожден от занимаемой должности, и командиром батареи был назначен лейтенант Барклай. Батарея в это время несла тяжелые потери в течение тяжелых боев во время отступления в морозную зиму. После этого батарея была выведена в резерв.

Весной 1942 г. 600-я батарея штурмовых орудий была объединена с 665-й и 666-й батареями в 600-й дивизион штурмовых орудий, преобразованный позднее в 600-ю бригаду штурмовой артиллерии сухопутных войск.

Оцените статью
protank.su
Adblock
detector